ДеятельностьКниги

Диагноз

Оглавление

  1. Амбулаторная карта
  2. Счета за бесплатное лечение
  3. Целебная сила мёда
  4. Синдром разрушения
  5. Клинический случай пассеизма
  6. Навязчивые амбиции и нездоровая апатия
  7. Электоральный анамнез
  8. Хронические болезни
  9. Футбольная интермедия
  10. «Чёрный» PR: неужели панацея?
  11. Криминальная интермедия, или торжество справедливости
  12. Административный ресурс: ещё одна панацея?
  13. Заочный диалог: тревожный симптом?
  14. Вопросы не без ответов
  15. Рецепты
  16. Болезни крови. Чистой
  17. Ещё не состоявшееся выздоровление, или как хорошо, что мы больны не вами.
  18. Вместо эпилога
  19. Приложение 1
  20. Приложение 2

Амбулаторная карта

«Carthago delenda est» [*01].
Сципион Африканский
«Лечение начинается с регистрации больных».

Амбулаторную карту заводят тогда, когда пациент не нуждается в неусыпном надзоре врачей и не претендует на больничную койку. Ambulatorius по-латыни — совершаемый на ходу, попутно, между делом. Именно так, походя, можно не только успешно лечиться; очень многие дела удаётся совершать невзначай, без особой затраты сил. По плечу это, конечно, не всем. Не всякий, например, умеет выиграть выборы без суеты, без занудных теледебатов, без унижающей полемики с конкурентами. Чтобы добиться такого успеха, необходимо чутьё диагноста. Тогда можно себе самому поставить диагноз "харизматик", а назойливым оппонентам записать в историю болезни хлесткое слово "немэроспособен". Остальное — дело техники.

«Тяжело смотреть, как на непосильной ему работе мучается пожилой или старый человек. Дадим ему пенсию. Скажите, если люди чего-то добились, завоевали какие-то высоты, позиции, они добровольно уйдут со временем в сторону, освободят место новым поколениям? Вряд ли. И тогда мы рискуем снова получить то, что в российской истории было уже не раз.»
Ю. М. Лужков. «Пособие для будущего мэра»

Зачем мэр выпустил книгу с таким названием? И о ком написал он эти странные слова? Я купил эту книгу в крупном московском магазине; рядом с трудом Лужкова почему-то стояли сочинения Сенеки, Плутарха и Геродота. Надежды узнать из «Пособия» что-либо о секретах управления городом, о Москве и москвичах быстро развеялись, но зато в книге были обнаружены рассуждения о Блоке (мэр понимает поэзию), о глобальном потеплении (мэр — гидрометеоролог), о праве наций на самоопределение (мэр — политолог), о китайских императорах (мэр — востоковед), о средневековом европейском феодализме (мэр — историк), о глобализации (мэр — макроэкономист), о международном терроризме (мэр — специалист по безопасности), о бедности и богатстве (мэр — философ).

Пришлось использовать книгу в рекламных целях. Так родился предвыборный клип с кандидатом, который едет в метро и читает «Пособие для будущего мэра». Увы, клип отказались взять телеканалы. Вместо этого они каждый день показывали автора книги, который и в отпуске хлопотал по городскому хозяйству. Только теперь я начинаю понимать, почему столь многие уважаемые политики отказались участвовать в выборах мэра — они знали, что после подсчёта голосов проигравших ждут испытания посерьёзнее электоральных. Отговаривали ведь и меня умные люди. Наверное, не зря.

Одни считают, что я потерпел на мэрских выборах поражение. Другие попрекают тем, что я согласился участвовать в клоунаде, где и альтернативными кандидатами, и избирателями играют как марионетками. Третьи благодарят за правду, сказанную про коррумпированную городскую бюрократию. Четвёртые ругают за то, что я напрасно обидел благодетеля москвичей и выдающегося городского деятеля. Вероятно, истина, как всегда, где-то посередине. Теперь осталось эту середину найти.

Чувства, которые испытываешь, вовлекшись в политическое действо такого рода, схожи с ощущениями персонажа Пелевина, рекламировавшего «Гуччи» и выпачкавшегося при этом в чём-то малоприятном по цвету и запаху [*02]. Это чувство усилили забавные поствыборные приключения. Местные правоохранительные и налоговые органы как-то необычно секретно интересуются очевидным — как я плачу налоги, хотя на первый взгляд должны быть у них дела и поважнее — победа над терроризмом и коррупцией ими ещё не одержана (если не считать «дела Пуманэ», конечно). Различные комиссии проверяют текущие дела Национального резервного банка, Национальной резервной корпорации и её компаний, городские СМИ пишут про меня всякую оскорбительную ахинею. А если повезёт, можно обнаружить и "хвост" за машиной или спецтехнику в квартире. Околомосковские владельцы беспроводной связи докладывают распечатки моих телефонных разговоров. Благо, я не меняю номер сотового телефона уже лет 7 — со времени первых прослушиваний.

Пускай, впрочем, слушают: я и не пытаюсь утаивать что бы то ни было, а если и вынужден иногда говорить на иностранных языках, то только по причине незнания собеседниками русского языка. Некоторые слушатели, правда, оказываются чересчур пристрастными и обидчивыми. Вот, например, выступил я в программе Л.Парфенова «Намедни» (жалко, кстати, что программу прикрыли — там было что посмотреть, и, замечу не без смирения, сюжет, в котором я обращаю внимание на отсутствие точной информации о доходах от городского имущества и говорю о неэффективной системе "тендеров" в распределении московской земли и строительных контрактов, вряд ли был самым главным в «Намедни» телешедевром). Так или иначе, но разговор о прозрачности городского бюджета не понравился главному московскому телезрителю, и он, человек законопослушный, подал в суд; в случае поражения я должен опровергнуть свои "ложные" утверждения, причем в той же программе. Вероятно, истец полагает, что по решению суда её вновь вернут в эфир, и, возможно, именно в этом и состоит скрытый смысл иска. Это уже был бы неплохой результат. Я даже готов в опровержении, подобно Юрию Деточкину, воскликнуть: «Бюджет города Москвы — самый прозрачный бюджет в мире!» Забавно также, что этот же капризный телезритель в истекшие 10 лет был по своей инициативе участником многих судебных процессов в городе — и все выиграл [*03], хотя в зале суда не появлялся [*04]. Конечно, к этому факту не имеет отношения отрадная практика выделения городской казной средств на квартиры судейскому корпусу. Даром что 124 глава Конституции России гласит, что судебная власть финансируется только из федерального бюджета.

А в Москве тем временем происходило следующее. Мэрия развернула неистовую борьбу с жителями города за строительство 200 небоскрёбов и других "элитных жилищ" для "простого человека". Не понимающие своего счастья москвичи создали более 500 комитетов и объединений, выступающих против. Свыше миллиона человек ставят или готовы поставить свои подписи под петициями с протестами [*05]. Так что не только меня интересует распределение денег налогоплательщиков, и чем доступное жильё отличается от "недоступного".

Моя позиция остаётся принципиально прежней. Безо всякой иронии следует отметить, что за многое сделанное в городе в 90-е годы мэра и его подчинённых нужно поблагодарить. В том, что город изменился к лучшему, есть и их заслуга — как и заслуга миллионов горожан, без чьего труда никакой прогресс был бы невозможен. Но засилье казино, "элитных" новостроек, монополия на строительство и торговлю, коррупция и непотизм, транспортные пробки и ухудшающаяся экология, дороговизна жизни — всё это город не красит.

Значит, пора менять сложившуюся за 12 лет систему — как поменяли её на федеральном уровне.

О способах изменений можно и нужно спорить; это естественно и не должно восприниматься как попытка покуситься на некие безусловные ценности. Во время предвыборной кампании спора по существу не получилось. А жаль. Конечно, всеобщие выборы — не единственный способ формирования демократической власти; но — при правильно организованном электоральном процессе, при отсутствии злоупотреблений — это отнюдь не "пустое дело", как сегодня считают многие из тех людей, которые в ещё не вполне забытые советские годы мечтали о возможности получить в руки избирательный бюллетень и обнаружить в нём больше одной фамилии. Разочарование избирателей в том, как на практике реализуются выборные процедуры, понятно. Но не менее понятно и то, что неправильное, неуместное применение полезной вещи не делает её вовсе бесполезной. Не отменяйте молоток, если им дали кому-то по голове. Не лишайте граждан права выбирать губернаторов, если московский градоначальник неправильно использует свою должность в ходе выборов — научите его уважать выборы как общественное благо. Выборы, во-первых, не заканчиваются с закрытием избирательных участков; во-вторых, они важны не только результатом, но и самим процессом, фактом свободного волеизъявления (если оно, конечно, есть). Ведь известно: предвыборные кампании считаются успешными, если продвигают хоть на шаг вперед мышление электората (не люблю это слово, но из песни о столичной демократии выкидывать не стану).

Итак, в Москве прошли очередные выборы. Похоже, их теперь отменят. Навсегда? Хорошо это или плохо? Нужны ли они? Возможно, мои впечатления от выборов помогут хотя бы в первом приближении ответить на эти вопросы.

Сразу отмечу, что эти впечатления и основанные на них суждения отнюдь не могут подменить собой всесторонний анализ тех перемен в политической жизни страны, которые повлечёт за собой реализация предложений о "полуназначении" губернаторов. Некоторые недостатки новой системы очевидны уже сейчас, иные выявятся со временем. Не правильнее ли, с учётом пока очевидных преимуществ федеральных властей перед региональными, внести в законодательство поправки, расширяющие права президента по отстранению нерадивых "удельных князей"?

Когда я узнал о предложениях президента В.Путина, то подумал: «Если речь идёт об отмене таких выборов губернаторов, в которых мне довелось участвовать в прошлом году в Москве, то жалеть особенно не о чем». Предположим, что столичные выборы не худшие: чем дальше от Москвы, тем больше манипулируют голосами, применяют так называемый административный ресурс; в итоге — больше коррупции на выборах. Не только на Украине растут современные Норьеги и Дювалье, с которыми, породив их на свою голову, так намучились в своё время американцы. Нередко результаты вовсе не отражают волю избирателей. И ещё мелькнула мысль: здорово было бы прямо сейчас отправить в отставку кое-каких губернаторов. Любопытно, что более всего достойны отставки некоторые региональные лидеры из тех, кто на следующий день после обнародования президентской инициативы первыми поддержали отмену выборов. Заменят ли их после принятия соответствующего закона? Или мы зря пожертвуем частью своих и без этого небольших демократических прав?

Следовало бы вдобавок отстранить от занимаемых должностей ряд чиновников в правительстве. Например, тех, кто в последние годы отвечал за гражданское авиастроение, которое, увы, почти что приказало долго жить. Я вовсе не призываю, по выражению О.Бендера, чтобы за ними «приехали в чудной решётчатой карете». Но разве не очевидно, что одна из основных бед нашей Родины не только и не столько в бескультурии бизнеса, сколько в безответственности и коррупции госчиновников? Почему бы прокуратуре просто не сопоставить состояние отрасли и сроки, в течение которых за неё отвечали некоторые деятели правительства в 2000—2004 годах? И не отправить кое-кого из них в отставку за халатность, "повлекшую гибель отрасли", и недобросовестное исполнение обязанностей. Создать первый в стране прецедент [*06]. А нас, бизнесменов, можно сколько угодно призывать развивать "инфраструктурные" проекты совместно с государством — посмотрите на печальную участь Шереметьево. Одно из двух — либо строительство третьего терминала не есть инфраструктурный проект, либо имеется в виду какое-то другое государство.

Иными словами, почему бы не сделать в амбулаторной карте некоторых чиновников запись: «Нуждается в санаторном лечении вдали от начальственных кабинетов. Избегать политических страстей и административных восторгов»? На двадцать лет — запрет на госслужбу. Пусть едут поближе к своим зарубежным счетам, к Лазурному Берегу, к разным любимым агриколь банкам и сюис-кредитам. Аналогично следует поступить и с банкирами, которые преднамеренно обанкротили свои банки. Все эти инкомбанки, СБС–Агро, империалы, промстройбанки и проч., где исчезли бесследно украденные совместно с иностранцами миллиарды, должны быть расследованы — иначе граждане никогда не поверят банковской системе, и справедливо будут осуществлять набеги на кредитные учреждения, подобно летнему "кризису". Очевидно для дилетанта, что вовсе не «Коммерсант» виноват в проблемах «Альфа–банка», прогнувшегося в очередной раз перед властью, а государство, неспособное отвести жулика в суд. А у нас человек, разоривший Мосбизнесбанк, вновь возглавил Внешагробанк. И, не удивительно, что и этот банк постигла такая же участь.

Это, конечно, только одно из средств лечения. Рецепт должен быть, пожалуй, более пространным. А дозировка лекарств, как известно, — дело весьма непростое.

О средствах, дающих обществу политическое здоровье, спорят уже много веков. Доспорились вроде бы до демократии, но и тут остаётся немалое пространство для полемики. Усвоили уже, что демократия не цель, а средство; что это не результат, а процесс; что «демократия — худшая форма правления, но все остальные ещё хуже» (У.Черчилль). А вот как сочетать сильное государство со свободным обществом? Простого ответа нет, а вопрос ведь актуальный и практический. Каламбурами и парадоксами тут не отделаешься.

Со времён Лисистрата и Цезаря, Калигулы и Марка Аврелия политики и философы не раз задумывались о том, насколько полезно расширять пределы личной власти, насколько это в интересах общества. И решения самые разные предлагались: Турция — Ататюрка, Чили — Пиночета, Китай, Ливия, Ирак. Россия дала в XX веке страшный и поучительный пример злоупотребления личной властью. Казалось бы, от идеи "сильной руки" все мы должны шарахаться и открещиваться, и всё-таки весьма неглупые люди нет-нет да задумываются: а может быть, и впрямь лучше прямое президентское правление? Ведь настоящей демократии у нас немного, да и той мы так и не научились пользоваться.

Но не будем торопиться. Бесспорно, требуют совершенствования выборы в законодательные собрания и Госдуму. Посмотрим, какой будет общественная палата — пока это неясно. Может быть, новая система поможет попасть во власть людям, которые сейчас не в состоянии возглавить влиятельную партию, но — тем не менее — способны предложить свежие, перспективные идеи. Куда им — в общественную палату? А может быть, настоящей общественной палатой должен быть всё-таки парламент?

В поисках ответов явно не слишком поможет зарубежный опыт, но всё-таки вспомним: президент Соединённых Штатов не стал отменять выборы губернаторов после 11 сентября. Правда, принял не совсем демократический «Patriot Act» и отправил войска в Ирак.

Мне неоднократно (без чьих-либо указаний) доводилось поддерживать и разъяснять российскую политику в зарубежных СМИ. Это чаще всего было не так трудно, даже когда речь шла о вызывавших на Западе настороженность или недоумение шагах Кремля — будь то создание института полпредов в федеральных округах, усиление контроля администрации за телевидением, ситуация с ЮКОСом или якобы имеющий место приход к власти "зловредных" силовиков. Помнится, моя фраза о том, что «только решение суда позволит сказать, отличается ли дело ЮКОСа от дел «Энрона», «Уолдкома» или «Пармалата», вызвала многочисленные гневные отповеди Березовского. Я и сейчас повторю ту же мысль, слегка её перефразируя: плохо, что в России нет такой независимой судебной системы, как в Англии, но совсем беда, если нет никакой судебной системы. Как с демократией. Но я никогда не был сторонником действий властей "в деле ЮКОСа".

После недавних президентских инициатив, выступая в эфире Си–Эн–Эн и радио Би–Би–Си, я впервые испытал затруднения. Ведь можно отменять выборы, но можно их и совершенствовать; мне кажется предпочтительным второй вариант, но жизнь внесла коррективы. И всё же очень надеюсь, что на демократических процессах в нашей стране нововведения не отразятся. Хочется надеяться, что продолжение укрепления вертикали власти — а оно шло все последние годы — ведётся не только для блага коррумпированных чиновников в органах власти и госкорпорациях.

Вопросы, конечно, остаются. Так, не вполне ясно, нужно ли вводить громоздкую процедуру утверждения законодательными собраниями регионов рекомендованных сверху губернаторов. Не проще ли и не честнее ли их назначать из Москвы и нести ответственность за назначение. Или, ещё раз повторюсь, внести поправки о расширении прав президента по отстранению профнепригодных или проворовавшихся глав регионов — и немедленно сделать анализ развития Тульской, Брянской, Ивановской и т.д. областей на предмет оргвыводов?

У власти законодательной остаётся достаточно прав и обязанностей. Остаются и надежды. Может быть, отбирая у нас несовершенные выборы губернаторов, Кремль действительно поможет создать реальную многопартийную систему? Стоп, это означало бы мудрый шаг назад от курса на "закручивание гаек". Где логика? Вспомнился анекдот про объявление в газете: «Вступлю в партию. КПРФ и «Родину» не предлагать».

С многопартийностью просто беда: СПС и Яблоко получили, что заслужили, у граждан. КПРФ постепенно маргинализировалась. «Родина», с которой я вёл парламентскую кампанию, не стала социал-демократической партией в современном понимании — её лидеры со спонсорами из числа коммерсантов приватизируют аэропорты, а их политтехнологи носят коробки от ксерокса. Очевидно, что наша политическая культура недостаточна для самостоятельного создания политических партий, но хочет ли Кремль без утечек и "за кулисой" помочь формированию действительно самостоятельных политических организаций, а не марионеток?

Может быть, Кремль позволит стране иметь 12 независимых от государства телеканалов под контролем ответственного, а не олигархического российского капитала? И зачем травмировать нашу неокрепшую психику интервью со ссылками на таинственных и многочисленных внешних и внутренних врагов? Впрочем, можно смотреть Си–Эн–Эн или Би–Би–Си, их никто не глушит. Бог с ним, с руководителем крупнейшего телеканала, который ждёт команды на показ любых событий, интересующих страну, присваивает значительную часть выручки от рекламы (так заведено со времён Березовского) и требует платы от депутатов Госдумы за показ выступлений и сюжетов с их участием, даром что об этих показах просит исполнительная власть.

Сноски:

*01 «Карфаген должен быть разрушен». С этой фразы начинал и ею заканчивал свои выступления в Сенате римский военачальник Сципион Старший (Африканский) во время Пунических войн, закончившихся победой Рима.
вверх к сноске

*02 Для тех, кто не читал «Ganeration P», напомню: этот персонаж проваливался в деревенский сортир и выныривал из него под слоган «Гуччи — будь европейцем. Пахни лучше».
вверх к сноске

*03 Впрочем, недавно впервые проиграл ФАС дело о незаконной передаче 200 площадок под заправки, чем немало удивил общественность.
вверх к сноске

*04 Я же побывал на первом заседании суда 16 октября, и в дальнейшем намерен проявить уважение к высшему органу власти.
вверх к сноске

*05 Данные уполномоченного по правам человека при президенте России В.П. Лукина, «Известия».
вверх к сноске

*06 Прилагаю относительно стандартизированное обращение в генпрокуратуру для тех, кто разделяет моё мнение (см. «Приложение 1»). Авиапромышленность может заменяться на любую другую отрасль или инфраструктурный проект (Шереметьево, ЖКХ, доступное жильё, Калининград, ипотека и т.д.) (см. «Приложение 1», «Приложение 2»). Членам РСПП можно не беспокоиться.
вверх к сноске

Счета за бесплатное лечение

«Из обычного благодушия выводили его лишь два слова: счета и лекарь »
Вл. Соллогуб

На первый взгляд, несмотря на предпринятые после выборов кадровые перестановки, очередное переизбрание градоначальника ничего не изменило.

Сегодня на Тверской, 13 чуткие уши чиновников старательно ловят сигналы, которые понятны только обладателям этих особых органов слуха, только тем, кто вырос в шорохе карьерных интриг и прихотей власти. Но заправским функционерам приходится учиться улыбаться в камеру и говорить своими словами. В глазах появилась тревога — слишком много напастей обрушилось на предводителя и его рать. Ведь раньше было всё просто: в Кремле выпивали и дирижировали оркестром, проводили залоговые аукционы в пользу олигархии — только здесь, в мэрии, трудились.

Сейчас же ощущается какое-то беспокойство; темы обсуждаются какие-то неудобные, и всё больше публично. Чего стоит, например, инициатива Мосгордумы о невосстановлении снесенного "исторического памятника" — гостиницы «Москва»? Почему бы мэрии города Рима не снести находящийся в аварийном состоянии Колизей и не построить новый исторический памятник времен Октавиана — с бутиками и апартаментами?

.Всё началось, кажется, с пожара на Манежной площади, породившего массу слухов и домыслов. Или слухи появились раньше? Интересно, как с неприятными фактами или непривычными обстоятельствами справляются власти других столиц?

«Недавно во главе крупнейших европейских муниципий — Берлина и Парижа — встали Клаус Воверайт и Бертран Деланоэ, крепкие хозяйственники с нестандартной ориентацией, последствия чего оказались благотворными — обвинения в разных сомнительных негоциях, так громко звучавшие при прежнем гетеросексуальном руководстве, отныне умолкли. В немалой степени это объясняется тем, что Воверайт и Деланоэ в силу понятных причин лишены возможности давать на неудобные вопросы исчерпывающий ответ: «У меня жена предприниматель». С другой стороны, они — ребятушки пытанные, ломаные, много перестрадавшие от варварских предрассудков, что побуждает их к сугубой щепетильности, ибо свирепые гомофобы всегда начеку. Так двоякий грех порой приводит к замечательной транспарентности. Конечно, рецепт не на все времена. Прогресс неостановим, в будущем именно такая ориентация станет стандартной, мужчины, вожделеющие к женщинам, напротив, станут подозрительным меньшинством, и тогда уже их, как людей бдительных и опасливых, надо будет двигать в муниципалы. Но до этого светлого будущего ещё нужно дожить, а пока надо смелее пропагандировать новый метод сдержек и противовесов — «Хочешь жить как в Европе? Нетрадиционный мэр — залог прозрачности!»
М.Соколов, «Известия»

Наш мэр, впрочем, от традиций отступать не любит, хотя иногда и позволяет себе резкие шаги. Так, сразу после выборов он провёл перестановки в своей команде. Два ведущих заместителя лишились полномочий, связанных со строительством и управлением недвижимостью. Знающие люди поговаривали, что мера эта была вынужденной; на этом, мол, настаивали "наверху".

Потом были взрыв в метро и другие террористические акты. Виноваты ли московские власти и ГУВД? Нет ли связи между порочной практикой, сложившейся в сфере городских финансов, процветанием криминального бизнеса, в том числе игорного и рыночного, — и созданием питательной среды для терроризма? Такие вопросы невольно приходят в голову. Московскую милицию особенно не ругают, но в ходе обсуждения причин, повлекших за собой трагедии, прозвучало: необходимо изменить схему руководства столичными правовыми структурами, что позволит центру более плотно контролировать ситуацию в городе.

Трагедия в «Трансваале». Нелепые игры с выяснением истинного хозяина аквапарка, которого, конечно, не нашли. Правда, все знают, что собственность была хитроумно оформлена на небезызвестную фирму со странным нероссийским названием. Снова заговорили о коррупции в Москве.

«Безнадёжность, с которой относится активная часть москвичей, работающих по найму или занятых в собственном бизнесе, к выборам столичного градоначальника, поражает. Никто не видит нового мэра. Выходит, Москва обречена вечно быть под кланом Лужкова? И что это значит — клан Лужкова? В московском правительстве. нет единства руководства. Каждый клан имеет свой кусок и делит его, выколачивая деньги для себя и своих близких. Среди четырёх-пяти кланов, входящих в московское правительство, клан Лужкова наиболее сильный и богатый. Но он, разбогатев, тем не менее, по срокам стоит на выходе из пространства власти. Состоит клан из людей, контролирующих московский строительный бизнес. Это — Ресин, Балакин, Батурина. Можно предположить, что именно безудержное жилищное строительство в Москве даёт несметные доходы этому клану. Доля Батуриной — 1 млн. 300 тысяч метров жилья. Любое строительство в Москве даёт 300—500% прибыли»
«Стрингер»

В послании президента Путина Федеральному собранию прозвучала простая мысль, вряд ли не связанная с наблюдениями за особенностями строительного комплекса столицы.

 

«.Необходимо разрушить монополии на строительных рынках. Граждане России не обязаны оплачивать стоимость административных барьеров, создаваемых в строительстве, а также сверхприбыли застройщиков-монополистов. Принятие муниципалитетами чётких правил землепользования и застройки, упрощение процедур разрешений и согласований на строительство, подготовка необходимой инженерно-коммунальной инфраструктуры — все эти меры должны быть направлены на сокращение времени и затрат по строительству».

И вновь на встрече с министром на ту же тему — спустя 7 месяцев:

«Президент России Владимир Путин подчеркнул, что недопустимо затягивать без меры «работу по созданию рынка доступного жилья». Президент на встрече с главой Минпромэнерго Виктором Христенко заявил, что в этой сфере «нужна слаженная работа», сейчас она «затянута без меры». Путин отметил, что эксперимент по созданию нормальных экономических условий в сфере ЖКХ только в 19 субъектах Федерации проходит уже 3 года.
«Нужно посмотреть, сделать вывод, скорректировать. Нужно окончательное решение», — подчеркнул он»
ИТАР—ТАСС

Глава Федеральной антимонопольной службы России И.Артемьев прямо заявил о непрозрачности московского строительного комплекса.

 

«Вчера руководство Федеральной антимонопольной службы (ФАС) направило в правительство Москвы официальный запрос — чиновников мэрии и фирмы, участвующих в строительстве Краснопресненского проспекта, который через год должен связать центр Москвы с Новорижским шоссе, подозревают в монопольном сговоре. До 30 августа городские власти должны представить ФАС убедительные доказательства, подтверждающие факт распределения строительных подрядов на сумму более 44 млрд. рублей по конкурсам. Ответ мэрии очевиден — поскольку ни одного открытого конкурса на строительство проспекта не проводилось, городские чиновники постараются сделать упор на уникальность объекта и отсутствие достойных претендентов для конкурса, кроме ООО «Организатор», ОАО «Метрогипротранс» и других фирм, получивших подряды. Возбуждение антимонопольного дела грозит не только остановкой строительства тоннеля, но и крупными личными неприятностями для высших чиновников городской администрации.»
«Известия»

По столице шелестит слово "отставка". Слухи, слухи. Тверская, 13 пишет опровержения, подозревая в кознях таинственных злопыхателей, якобы способных распространять из уст в уста сплетни среди 10 миллионов человек. Принимаются пожарные меры: закладка 200 небоскрёбов, снос гостиницы «Россия», изменение структуры собственности Банка Москвы, строительство аэропорта «Внуково», передача "системе" гостиницы «Космос», раздача оставшихся площадок под застройку и самых больших подрядов. Это очень важные для горожан шаги, они призваны изменить их жизнь к лучшему — без сомнения. Мэрия справедливо переживает из-за несправедливых упрёков, непонимания и происков "олигархов".

«— Что же происходит? Ведь и года не прошло, а москвичи-то выбрали мэра на четыре года.
— Да меня уже чуть ли не похоронили, настолько, говорят, слаб стал здоровьем. За двенадцать лет, в течение которых я нахожусь на этом посту, я таких кампаний столько пережил, что, честно скажу, они меня уже и не трогают. Спрашиваете, кому я стал поперёк дороги? Явно не высшей власти. Президенту я стараюсь помочь. Правда, он у нас вполне самостоятельный и эффективный. Но, обеспечивая спокойную обстановку в городе, я даю ему возможность сосредоточиться на решении государственных и межгосударственных проблем. Понятно, что их у руководителя страны очень много. И у правительства РФ, несмотря на то, что я часто возражаю против его решений, как мне кажется, нет антагонизма к мэру. Большинство чиновников понимают, что на месте кое-что виднее, и если игнорировать наше мнение, то можно и провалиться.
Кто же тогда остаётся? Есть у меня давние "друзья" типа Березовского. Есть их рупоры, газеты и журналы, которые видят свою цель в борьбе с мэром. Есть ультралевая коммунистическая пресса, которая просто отчаянно ненавидит меня. Вроде газет «Завтра», «День» и им подобных. Есть богатенькие противники, которые выборы проиграли, а желание стать мэром после поражения не исчезло. Ну и что? Это их проблемы.»
Из интервью Ю.Лужкова «Российской газете»

Последние строки — обо мне. Очевидный негативный оттенок эпитета "богатенький" порождён, конечно же, естественной классовой неприязнью, которую банкир вызывает у человека, который в результате долгой и беспорочной службы всего-то и сумел вписать в свою предвыборную имущественную декларацию: земельный участок в 25 соток, дом (62 кв. метра), баню (18 кв. метров), гараж (18 кв. метров) в Калужской области, автомобиль ГАЗ–69 с прицепом, съёмную квартиру в Москве. Есть, правда, одно "но". Журнал «Форбс» оценил состояние жены столичного мэра в 1,1 млрд. долл. США. В тех же самых США в прошлом не один мэр был отправлен в отставку из-за размещения подрядов в семейный бизнес. Согласно федеральному Семейному кодексу, принятому в 1995 году, муж вправе претендовать на половину имущества своей супруги. Если сложить личный продекларированный капитал московского мэра с половиной активов его жены, то состояние городского головы можно оценить в 550,5 млн. долл. США. К богатству собственной семьи градоначальник относится, впрочем, без предрассудков.

«— Вот вы всё клянете богатых. Но ведь и сами не бедствуете. Недавно мы узнали, что, оказывается, ваша супруга Елена Батурина — миллиардер!
— Считаю, что она ведёт абсолютно честный бизнес. У неё нет никаких оффшоров, она свой бизнес построила не на нефти, не на газе, не на металле. Ей никто не дарил нефтяные промыслы, территории, ресурсы страны. Её бизнес родился на промышленном производстве. Поэтому я бизнес своей жены уважаю.
— И как же вам живётся с такими-то миллиардами?!
— Сам я их вообще не чувствую.
— Ну как же? А, говорят, вы — на попечении у супруги.
— Ничего подобного! Я на свою зарплату живу. Мои личные потребности ограничиваются спортом, пчеловодством и некоторыми экспериментами, которые я провожу. Так что меня, как говорится, не надо в этом.
— А где же тогда миллиарды Елены Батуриной?
— Они в производстве.
— То есть дома у вас ничего нет?
— Нет. Есть только личное имущество жены. Если она и получает какие-то прибыли, каждый рубль, каждую копейку обратно вкладывает в развитие производства.
— С мужем не делится?
— А зачем? Она обратно покупает предприятия, которые лежат на боку и которые она раскручивает до уровня эффективной работы. Внимательно посмотрите, чем она занимается. Это достойно уважения, а не всяких там подозрений или насмешек.»
Из интервью Ю.Лужкова «Комсомольской правде»

Я человек немного наивный и не лишён идеалистичного взгляда на жизнь, поэтому могу поверить в сказанное; к тому же у меня нет бизнеса в Москве. Но мои знакомые, такой бизнес имеющие, только хохотали или делали каменные лица, когда я показывал им это интервью. Не разделяют этой точки зрения и многие федеральные чиновники высокого уровня, кого я спрашивал. На мои вопросы и игривые предложения мне отвечали, что не считают возможным продвигать своих родственников на курируемые участки в экономике страны, хотя и понимают привлекательность такой идеи и всю нелепость своего упрямства.

«Лакомый кусок в виде прав на застройку Ходынского поля достаётся ЗАО «Интеко», фирме, которая на 99 процентов принадлежит жене Лужкова — Батуриной. Всё нормально: муж-мэр выдаёт подряды — а жена-бизнесвумен их осваивает. Для этого она решает подзанять деньги, выпустив немного облигаций. Но ей приходится открыть отчётность фирмы и показать свою зарплату в 154 тысячи долларов в месяц. Неплохая прибавка к скромной зарплате мэра Москвы!»
Из интервью Ю.Лужкова «Независимое обозрение»

Сравнительный анализ строительства муниципального и коммерческого жилья в столице, которая гордится рекордными темпами его возведения, весьма занимателен. В США, например, существует государственная ипотечная система — её создали ещё президент Рузвельт и Конгресс. Объём ипотечных кредитов — 7,3 трл. долл. Валюта баланса Банка Москвы позволяет выдать сопоставимый объём ипотечных кредитов в нашем городе, если не увлекаться "элитным жильём". Практически любой американец с доходами в 1000 долл. в месяц может купить дом в рассрочку на 20 лет. И здесь самое интересное — продажная цена квадратного метра в базовом варианте может не превышать. 300 долл. Да, это не цена центра Нью–Йорка. Но не в этом дело, а в том, что в США каждый житель страны может улучшить своё жильё, а у нас 90% — не имеют! Поэтому им трудно оценить достижения нашей внешней политики в Абхазии, Южной Осетии, на Украине, в США или в Таджикистане. В Москве средняя цена — более 2000 долл. Есть примеры цен в 5, 10, 15 тыс. долл. за квадратный метр. В Вене, например, мэрия, проводя тендер на строительство жилья, ограничивает потолок цены — 800 евро за квадратный метр. Если прав первый зампред Госстроя Н.Маслов, то наша мэрия вообще не ставит задачу дать людям доступное жильё — она лишь способствует созданию миллиардных состояний в секторе "недоступного", покупаемыми приезжими и новыми русскими.

«— Известно, что в Москве люди десятилетиями не могут получить квартиру. Почему сложилась такая ситуация?
— Потому что в Москве проводится ненормальная жилищная политика, которая направлена против москвичей. Последним в новых строящихся домах достается меньше 10% квартир, люди по двадцать лет стоят в очереди. О какой рождаемости, о каких детях мы говорим? В Москве сегодня 700 тысяч очередников. Каждому из них по норме положено 12 квадратных метров жилой площади. Для того, чтобы предоставить квартиры всем очередникам, необходимо построить 8,4 млн. квадратных метров жилья. За те годы, что у власти в столице находится Юрий Лужков, было построено 30 (!) млн. квадратных метров. Очередников можно было уже по несколько раз обеспечить жильём. Но этого не происходит. А почему? Потому, что все построенные квартиры продаются, потому, что в Москве существует частная строительная монополия, сросшаяся с государственной. Госмонополия не так страшна, как частная монополия, связанная с государством, как это происходит сегодня в Москве, когда жена строит, а муж распределяет подряды на строительство. В будущем году на долю предприятий, контролируемых Еленой Батуриной, придётся 40—50% всех подрядов на строительство жилья в столице: она сама строит, сама продаёт и сама же вздувает цену. Естественно, отдавать квартиры очередникам этой семье невыгодно. Пользуясь положением, супруга Юрия Михайловича Лужкова Елена Батурина занимается скупкой стройиндустрии и вздуванием цен на жильё. Например, после того как она приобрела цементный завод в Старом Осколе, цена на его продукцию поднялась на 60%. А на цемент приходится очень большая часть в себестоимости строительства. Можно утверждать, что через два—три месяца это приведёт к росту цен на жильё в Москве ещё на 30—35%. В итоге деятельности этой семьи мы и имеем сумасшедший рост цен, — нормальный человек сегодня в Москве себе квартиру купить не может. А ведь согласно жилищной программе Госстроя стоимость квартиры не должна превышать совокупного дохода семьи за три года»
Из интервью первого заместителя главы Госстроя РФ Н.Маслова газете Stringer

 

То, о чём говорил один из руководителей строительного ведомства, — проявление характерной для нашей экономики общей тенденции. Любой народнохозяйственный рост почти не имеет отношения к конкретным представителям народа. Каковы бы ни были макроэкономические показатели, на уровень жизни людей они почти не влияют. Повышение цен на нефть не влияет ни на размеры пенсий, ни на цены в магазинах. Это, разумеется не только московская проблема — но и московская тоже.

Федеральная власть, конечно, не идеальна, на её достоинствах и недостатках мы далее остановимся. Но за последние годы она сделала стремительный рывок и сейчас на несколько порядков эффективнее и прозрачнее властей столичных. Кремль, и это уже не особенно маскируется, стал задумываться об изменении системы управления Москвой. Поэтому федеральные ведомства критикуют Тверскую, 13 за отсутствие тендерной системы при распределении заказов в строительстве, за слабость экологической, сейсмической экспертиз при строительстве высотных домов, за монополизацию, за завышение стоимости земли под предприятиями, за неэффективное, если не сказать большего, использование городского имущества.

Слухи и домыслы несколько преувеличивают недовольство Кремля, но им охотно верят.

Вспоминают про прецедент в городе на Неве, позволивший отработать технологию вежливого отстранения регионального лидера от власти — с назначением на федеральный государственный пост.

«На минувшей неделе СМИ активно обсуждали слухи о возможной отставке многолетнего мэра Москвы, только в декабре переизбиравшегося на третий свой срок, Юрия Лужкова.
Можно, конечно, рассуждать, что против Юрия Михайловича недоброжелателями развязана информационная война, для которой лишним поводом послужили трагедия «Трансвааль–парка» и сгоревший Манеж. Но, как правило, такая эскалация не происходит спонтанно, а всецело соответствует русской поговорке — дыма без огня не бывает. Тем более, что боевые действия против мэра отнюдь не ограничены газетными страницами. В кулуарах Государственной думы, например, уже даже не шепчутся, а открыто обсуждают, пусть пока только в столовой и курилках, сколько ещё отмерено Лужкову руководить Москвой. Сроки отставки назначают на июнь, декабрь или даже 17 апреля, но практически никто не сомневается, что нынешний год мэру в своём кресле не пересидеть.
Однако до поры никто из "ответственных лиц" не рискует публично высказаться о том, что время отставки пришло. Взамен Лужкову и его окружению как бы предоставлено право самостоятельно опровергать возникающие кривотолки. И это тоже вполне в духе сложившейся русской традиции. Достаточно вспомнить историю минувшего лета про то, как убирали из Санкт–Петербурга губернатора Владимира Яковлева. Точно такой же информационный накат при полном молчании президента страны, единственного человека, способного осуществить "переворот", а затем неожиданная рокировка: Яковлев — в вице-премьеры, назначенная ему в преемницы Валентина Матвиенко — под сенью административного ресурса на досрочные выборы.
Аналогии слишком очевидные, чтобы их проигнорировать. Поэтому неминуемо возникает вопрос о закулисных механизмах игры против действующего мэра — несомненно знаковой фигуры для всего губернаторского корпуса страны, вес которого в политической и экономической жизни России трудно сравнить с прежним яковлевским.
В Кремле есть совершенно чётко обозначенное недовольство деятельностью Юрия Лужкова на посту мэра, но на этот счёт нет принципиального решения президента страны — Владимира Путина. Недовольство Лужковым основывается вовсе не на таких знаковых событиях последнего времени, как пресловутый «Трансвааль–парк» или пожар Манежа, которые расцениваются прежде всего, как ЧП. В большей степени оно обусловлено этакой неподконтрольностью и плохой управляемостью Юрия Лужкова, а также высоким уровнем коррупции среди столичного чиновничества.»
«Русский курьер»

Сравним инаугурационные церемонии мэра и президента. В мэрии президент и патриарх за спиной виновника торжества, стоя, час слушают речь, наполненную славословиями, адресованными городской власти.

 

Церемония в Кремле — куда демократичнее. Пятнадцать минут, ничего лишнего, чёткая и содержательная речь. Сдержанно о достижениях, акцент на тех задачах, что предстоит решить. Окружающие — реальные представители страны. Во всём — чувство меры. Из таких сравнений и рождаются юмористические прогнозы.

«21 сентября Москва и москвичи отмечают день рождения Юрия Лужкова. Астролог Валерий Ледовских построил гороскоп столичного мэра и выяснил, что карьера Юрия Михайловича как самостоятельного политика уже завершилась. А в ближайшее время его ждут глобальные проблемы. И единственным выходом для него будет добровольная отставка.
Кстати, Елене Батуриной будет оказано не менее пристальное внимание. Женщина, попавшая в "золотую сотню" российских миллионеров, скорее всего, станет главной героиней какого-нибудь расследования. И это будет весьма неоднозначно воспринято её мужем.
Грядут скандалы, сплетни, неприятные публикации в прессе. Самый трудный период начнётся с января будущего года. Однако такое впечатление, что Батуриной всё будет нипочём. Она будет расширять свой бизнес, заключать всё более рискованные сделки. А Лужкову это не понравится. Ещё бы, в ближайшие месяцы он постоянно будет ощущать нависший над своей кепкой дамоклов меч. Ему будет казаться, что его жена зарвалась, что она не чувствует структуры момента и подставляет под удар не только себя, но и всю свою семью. А здесь ещё вмешается и довольно неблагоприятная энергия Венеры, и начнутся жестокие семейные ссоры.
Лужкова можно понять. Судя по гороскопу, все его амбиции уже удовлетворены: он полновластно хозяйничает в нашей многострадальной столице, он популярен в народе, у него есть семья, дети, жена и — что для него немаловажно — благосостояние. Он подходит к некому рубежу в своей жизни и чувствует, что дальше двигаться опасно. А его деятельная жена ничего подобного не чувствует и намеревается умножать свой и без того немалый капитал. Ситуация сложная. И, к сожалению, она будет развиваться»
Газета «Газета»

Что ж, может быть, звёзды и впрямь предъявляют мэру какой-то таинственный космический счёт. Не будучи астрологом, судить трудно: кто их, звёзды, знает; хоть и не медицинские, а всё же светила. Автор гороскопа безусловно прав в одном: «ситуация будет развиваться». Но как?

Целебная сила мёда

«Даже самый плохой архитектор отличается от самой хорошей пчелы.»
К.Маркс

Окончательное решение баллотироваться родилось у меня ранним утром. За окном завыли сирены; скорая, пожарная или милиция? Увы! Это не пожарная машина, спешащая спасти, не скорая, мчащаяся по срочному вызову. Через городскую сутолоку прорывалась, подавая всевозможные звуковые и световые сигналы, кавалькада "Мерседесов", "князей Долгоруких" и ЗИЛов в сопровождении ГАИ.

Мэрия едет на работу. Такую картину мы наблюдаем много лет.

«Я готов к тому, чтобы "мигалки" отняли у всех, кроме президента страны и премьера. Как часто бывает? Едет какой-нибудь прыщ, а все остальные стоят. Это неправильно».
Из интервью Ю.Лужкова «Российской газете»

Что это вдруг — через столько лет прозрение?

Когда видишь машины московских начальников, не обращающих внимания на светофоры, разметку и правила приличия, понимаешь их страсть к строительству дорог. Это не намёк на манию завышать стоимость подрядных работ — такого диагноза ещё не поставили. Ведь не доказало же МВД, что кольцевая дорога на 20 см уже заявленной ширины. Просто приятно строить и самим быстро ездить по построенному со спецсигналами в сопровождении ГАИ, вечерами по собственному телевизионному каналу рассуждать о борьбе с привилегиями, а по утрам пользоваться персональным правом на исключения из правил.

Всевозможные привилегии стимулируют процесс чрезвычайно активного размножения бюрократии. Не задумывались, читатель, сколько новых чиновников развелось в Москве за последние десять-пятнадцать лет? Сравните справочник Моссовета 1986 года (где уже значится нынешний мэр, тогда на более скромной должности) — тоненькая, малоформатная книжица — и последний справочник мэрии — фолиант!

«Сейчас задача, над которой я работаю, — сделать улей сухим».
Ю.Лужков, рассказ «Дед»

Мэрия, расположившаяся на Тверской, 13, напоминает улей. Он якобы стал тесен — объявили о строительстве нового офиса в Сити за 300 млн. долл. Пока в старом непрерывно роятся чиновники всех мастей: идиллия труда и усердия. Интересно, куда пчёлки со всей Москвы принесут мёд? «Московский липовый мёд» — это мы такую рекламу придумали.

В период предвыборной кампании мы сняли ролик, который вполне подходит под определение "социальной рекламы". Как и упомянутый выше ролик со сценой в метрополитене, он так и не появился на телевидении — на центральных каналах, по-видимому, не любят мёд. Вот режиссёрский сценарий этого ролика.

* * *

«Взгляд на пасеки глазами пчелы. За кадром жужжание, кадр слегка покачивается, пчела (камера) смотрит то на одну пасеку, то на другую, как бы выбирая, к какой устремиться.
Пчела оглядывает окрестности, выбирает одну из пасек и стремительно вылетает из кадра. Жж-ж-жиик.
Пчела (камера) подлетает к пасеке, весьма напоминающей элитные новостройки; читает надписи на билбордах. В некоторые ульи влетают пчёлы, большая часть ульев стоят незаселёнными (летки не светятся).
Ж—жж—жж—жжж—жжж???!!!
жжЖ—ЖЖЖ—ЖЖЖЖ???!!!
Пчела шарахается от билборда с надписью «От $5000 за соту!»
Текст: «Жизнь не покажется тебе мёдом».
В этот момент мимо радостно проносится огромный рой. Пчела провожает его взглядом.
Пчела устремляется вслед за роем к соседней пасеке.
Пчеловод заканчивает строительство очередного улья. Рой с нетерпеливым гулом висит рядом. Едва пасечник опускает крышку, пчёлы моментально устремляются внутрь, летки радостно вспыхивают изнутри, подобно тому, как зажигаются окна в квартирах многоэтажных домов.
Пасечник снимает маску и жестом приглашает пчелу последовать за собратьями.
Жж—ЖЖЖ—ЖИИК!
Пчела влетает в ярко освещённый леток.
Голос за кадром: «Национальная жилищная корпорация. Строительство жилья по доступным ценам».

* * *

Пасечника играл автор этой книги. Задача упомянутой в рекламе корпорации — строить индивидуальное малоэтажное быстровозводимое жильё по доступным ценам.

В России в год строится около 40 млн. кв. м нового жилья, из них 45% в Москве и области, при потребности в 160 млн. кв. м. Чаще всего возводятся либо многоквартирные дома, либо элитные — по спецпроектам. А отрасль индивидуального жилищного строительства не развита. Когда массовое жиль ё стоит более 1000 долл. за 1 кв. м, то, сколько ни развивай ипотеку, отсутствие предложения жилья по доступным ценам оказывается тормозом. Не будет нового дома, не будет новой квартиры, не будет среднего класса.

«Очередь на жильё в Москве продвигается крайне медленно: город выделяет на эти цели 8 тысяч квартир в год, тогда как сама очередь увеличивается ежегодно на 10—13 тысяч человек. Показательный пример: на сегодня ещё не все очередники 1982 года получили новые квартиры. По данным на май 2004 года, в очереди числятся около 197 тысяч семей (около 676 тысяч человек), из них 118 тысяч стоят в так называемой "общей очереди", то есть не имеют права на внеочередное или первоочередное получение квадратных метров. В 2004 году из муниципального фонда на обеспечение очередников выделено 470,9 тысяч кв. м, их получат около 3,7 тысяч семей из общей очереди, 3,7 тысячи первоочередников и 302 семьи внеочередников».
«Газета»

В США есть развитая индустрия, которая благодаря большим объёмам производства обеспечивает низкую себестоимость домов. Существуют заводы, некоторые из них в старых авиационных ангарах, которые могут производить до сотни тысяч домов в год. Базовая цена одного дома площадью 100—120 кв. м может не превышать 30000—40000 долл. при ипотечном кредите на 20 лет. Примерно 30% американцев живут в таких домах. Это качественные жилища. Они выдерживают низкие температуры. Первичный взнос составляет 1500 долл., берётся кредит на 20 лет, а ежемесячные выплаты — около 200 долл. Согласитесь, что даже для российской семьи среднего достатка — скажем, с доходом 700 долл. на семью — это подходит. Аналогичную отрасль американский бизнес помог создать в Мексике: сегодня на рынке предлагаются дома от 18 до 50 тыс. долл., продаваемые через ипотеку. Ипотека, впрочем, составляет по объёму более 10 млрд. долл. США.

Почему не реализовать эту идею? В стране простаивают производственные мощности — огромные цеха, строить которые с нуля было бы дорого. Есть и квалифицированный персонал, не загруженный работой. Нужно немного времени, затраты в 50 млн. долл. США на предприятие, которое будет производить до 5 млн. кв. м в год, т.е. более 50 тыс. домов. При расчётах мы исходим из того, что уже сейчас примерно 30 миллионов человек могут позволить себе расходы на подобное жильё. А с ипотекой — ещё больше. Но, увы, эти заводы государственные, а оно, судя по их состоянию, не является эффективным хозяином. Вот и строят власти "элитное недоступное" жильё в нашем городе, гордясь тем, что за его пределами нет и этого.

Доступное качественное жильё должно быть основной задачей государственной власти. А у нас в городе решаются лишь задачи коммерции. Федералы, впрочем, пока также недалеко ушли, хотя в последние месяцы Росстрой на фоне общего паралича правительства действует по программе быстровозводимого малоэтажного жилья по доступным ценам. Если ему удастся мобилизовать частный сектор — это победа. Но откуда взять средства на расширение ипотеки? На мой взгляд, из госфондов через Сбербанк — полезное для общества учреждение, в отличие от других госбанков.

А для наших градоначальников строится новый улей в Москва–Сити — конечно, за счёт трутней-налогоплательщиков. Нужен улей получше, чем у обитателей Кремля и Белого дома. А для прочих потребителей строят "элитные" ульи. Не страшно, что приобрести места в них могут только приезжие разбогатевшие пчёлы, а не жители нашего обжужжавшегося против этих монстров мегаполиса — нас можно не слушать.

Московские бизнесмены хорошо знают механизм этих процессов. Если, допустим, вы решили построить жилой или офисный дом, но не вхожи в узкий круг особо приближённых, то документацию будете собирать долго — это около ста пятидесяти подписей. Неофициальная стоимость готовой документации — в среднем до 3 млн. долл. Затем выпустят ППМ (постановление правительства Москвы), и удивительно, что в проекте жилого комплекса в одном месте доля города будет 30%, а в проекте, например, на территории завода Бадаева (400 тыс. кв. м), — только 5%. Угадайте, почему? Отдайте 30% построенного "городу" или "проложите" сети на окраине (обременение), или заплатите дяде. А в Неаполе (юг Италии) каждый может сдать в специальное окно заявку на строительство дома на купленном участке. Если за 30 дней не получено отказа — стройте.

Ещё одно "прибыльное законотворчество" — запрет приватизации земли. Московские власти не отдают в собственность землю под предприятиями ни федеральному правительству, ни частному бизнесу. И делают это вовсе не для того, чтобы пополнить бюджет города. Наоборот — они хотят сохранить аренду потому, что так удобнее извлекать деньги по принципу "чем владею — от того имею". Кому в городе неизвестно, что есть почти всегда две ставки аренды — по договору для перечисления в бюджет, и настоящая?

Любимая наша тема — скрытые доходы от имущественного комплекса города, из которых можно получить ещё один бюджет Москвы. Тверская, 13 не считает нужным опровергать наши расчёты.

Сегодня об этом в открытую говорит вся Москва. Репутация у Тверской, 13 подмочена, и понятно, почему следует так заботиться о том, чтобы сделать свой "улей" сухим.

Синдром разрушения

«Мы свой, мы новый мир построим.»
Э.Потье (перевод А.Я.Коца)
«У Спаса на Кружке забыто наше детство.
Что видится теперь в раскрытое окно?
Всё меньше мест в Москве, где можно нам погреться,
Bсё больше мест в Москве, где пусто и темно.»
Булат Окуджав

Дети охотно ломают игрушки — и потом требуют, чтобы им купили новые. В младенческом возрасте это вполне нормальное явление, но, если страсть к разрушению окружающего мира ради последующего его преобразования овладевает человеком взрослым, — это уже тревожный симптом.

В упоминавшийся уже день, когда я принял решение потягаться с мэром на выборах, в новостях сообщили о сносе «Военторга». Я прожил в сотне метров от этого здания добрых 15 лет и полюбил его. Это не первая потеря города, не первая архитектурная жертва "золотому тельцу". Безвозвратно исчезли ансамбль Кадашевской набережной, дом Алябьева на Новинском бульваре, дом Плевако в Большом Афанасьевском переулке, пережившая наполеоновский пожар усадьба купца Сергея Тарасова на улице Сергия Радонежского, палаты на Большой Полянке, архиерейская дача в Черкизове, дома Трубецких на улице Усачёва и Римского-Корсакова в Большом Гнездниковском переулке, дома Герцена, княгини Голицыной, Рылеева, Грибоедова, Щепкина. С такой нелюбовью к Москве относились только во времена сталинской "великой реконструкции". Интересующиеся разрушением исторической Москвы, прочитайте книгу «Историческое наследие России как основа жизни народа и государства» — в ней упоминаются сотни примеров уничтожения исторических зданий города. А всего в 1991—1999 годах выданы разрешения на снос 1300 зданий, среди которых более 25 — официально состоящие под госохраной памятники истории и культуры.

На месте снесённых домов, конечно, что-то возводят или собираются возводить. Но что? И как?

«Завершился снос легендарной гостиницы «Москва», на месте которой мэр обещал возвести её точную современную копию. Но концепция сменилась. Так что же теперь там будет?

Протесты Министерства культуры, Государственного института искусствознания, Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени А.В.Щусева и вообще всех, кого называют широкой культурной общественностью, успеха не возымели. Вместо знаменитой гостиницы «Москва» — пустое место.

Снос проходил под клятвенные заверения столичных властей в кратчайшие сроки воссоздать памятник, в точности сохранив его исторический фасад и лишь изменив начинку — с трёхзвездочной на пятизвёздочную — такова, дескать, экономическая необходимость. Едва с площадки ушёл последний самосвал со строительным мусором, необходимость эта резко отпала.

На вопрос, во сколько обошёлся снос «Москвы», бывший заместитель председателя Госстроя РФ Николай Маслов ответил, что гостиница была крепкая, а сносили её специальными средствами, на что был потрачен не один миллион долларов, потому что снести и вывезти такое огромное количество стройматериалов дорого. «Думаю, три–четыре миллиона затратили», — сказал Маслов.

Казалось бы, многомиллионный проект под угрозой, но ни слова протеста, ни тени беспокойства, словно, так всё и задумано.

Без малого 40 миллионов долларов в год — таков мог быть оборот этой гостиницы при полной загрузке и честной финансовой отчётности. А теперь нет ничего. Зато, как говорят в «Моспроекте», открылись красивые виды».

«Вести недели», РТР

Самые "горячие" стройки Москвы:


1. Люблино — парк «Люблино», ул. Краснодонская, д. 1, к. 1. Отсутствие согласования планов строительства с жителями района, нарушение санитарных и технических норм.
2. Метрогородок — ул. Открытое шоссе, д. 24, корп. 42, ул. Николая Химушина, д. 3, корп. 1, 2, 3. Так называемые фенольные дома.
3. Мещанский — Б.Сущёвский переулок, д. 9 и Пушкарев переулок, д. 6—8. Возможный снос жилых домов.
4. Войковский — Ленинградское шоссе, владение 25. Планируется строительство многофункционального жилого комплекса на территории природного заповедника.
5. Марфино — ул. Ботаническая, д. 33, корп. 5 и 6. Выселение из домов, не подлежащих сносу, без гарантии поселения в пределах этого же квартала.
6. Ломоносовский — Ленинский проспект, д. 82—86. Застройка единственной парковой зоны.
7. Аэрофлот — 4-я ул. 8 Марта, д. 6а. Строительство бизнес-центра на расстоянии менее 5 метров от жилого дома.
8. Басманный — ул. Спартаковская, владение 20—26, ул. Бауманская, владение 30—36. Строительство крупного торгового центра на территории историко-культурной зоны.
9. Мещанский — Сущёвский вал, д. 74, ул. Трифоновская, д. 61. Жильцы выступают за понижение этажности строящихся рядом жилого комплекса и гостиницы.
10. Головинский — Кронштадский бульвар, владение 30. Строительство крупного жилого дома на внутридворовой территории.
11. Замоскворечье — Средний Овчинниковский переулок, д. 8—10, Большой Овчинниковский переулок, д. 18, стр. 2, Большая Ордынка, д. 1—7, Климентовский переулок, д. 16. Застройка историко-культурной зоны, жильцы отселяются насильно.
12. Таганский — угол Гончарной набережной и Гончарного проезда. Нарушение техники строительства и инсоляции, захват придомовой территории.
13. Войковский — территория РЭУ–28. Застройка района элитным жильём, выселение жильцов без гарантии поселения в границах этого же района.
14. Кузнецкий мост — ул. Кузнецкий мост, вл. 17, стр. 1—7. Три точечные застройки вокруг жилого дома. Угроза разрушения жилого здания.
15. Крылатское — пойма Москвы–реки в районе ул. Крылатской на территории Москворецкого парка. Строительство Кранопресненского шоссе.
16. Хорошевский — парк «Берёзовая роща», Ленинградское шоссе, владение 39. Строительство 4-полосной дороги.
17. Северное Тушино — ул. Героев Панфиловцев, владение 1. Строительство торгового центра в 5 м от жилого дома, нарушение норм инсоляции, загазованность.
18. Замоскворечье — Руновский пер., д. 10, Овчинниковская наб., д. 22—24. Коммерческое строительство жилых и нежилых комплексов с захватом придомовой территории. Угроза разрушения жилого здания.
19. Ховрино — ул. Фестивальная, вл. 12/20. Уплотнительная застройка.
20. Басманный — ул. Бауманская, д. 10—20, ул. Спартаковская, д. 16, стр. 1. Строительство торгово-офисного комплекса под прикрытием детского музыкального театра с захватом придомовой территории.
21. Щукино — ул. Маршала Бирюзова, д. 43. Строительство дома с захватом придомовой территории, нарушение норм инсоляции.
22. Донской — ул. Шаболовская, д. 31/12, д. 32. Строительство торгово-развлекательного комплекса на придворовой территории.
23. Аэропорт — ул. Планетная, д. 43а, детский сад «Лукоморье». Строительство жилого комплекса с захватом придомовой территории, нарушение норм инсоляции, вырубка зелёных насаждений, снос детского дошкольного учреждения.
24. Тверской — ул. 3-я Тверская–Ямская, вл. 4—10. Строительство с превышением площади застройки более чем в два раза, нарушение норм инсоляции, захват придомовой территории.
25. Останкино — ул. Академика Королёва, вл. 8, корп. 2. Строительство жилого комплекса без разрешительных документов на территории охраняемой зоны «Усадьба Шереметьево» и захват придомовой территории.
26. Зябликово — Ореховый проезд, д. 39, владение 2—3. Строительство супермаркета на территории двора.
27. Таганский — Большой Дровяной переулок, д. 21/12, стр. 1. Строительство жилого комплекса без разрешительных документов с захватом придомовой территории.
28. Восточное Измайлово — Измайловский бульвар, д. 46/30. Строительство элитного жилого комплекса с захватом придомовой территории, большое давление на фундамент, нарушение норм инсоляции.
29. Измайлово — Щёлковское шоссе, вл. 10—12, Сиреневый бульвар, д. 1, корп. 5. Уплотнительная застройка, строительство жилого комплекса на территории детской площадки и санитарной зоны «Сиреневый сад».
30. Нагорный — ул. Ялтинская, вл. 1. Строительство подземного гаража, угроза разрушения фундамента домов, ухудшение экологии.
31. Чертаново Центральное — ул. Чертановская, д. 23, корп. 3. Уплотнительная застройка, нарушение экологии, возможность разрушения близлежащих домов.
32. Бутырский — ул. Бутырская, д. 6. Реконструкция помещения 1-го этажа с целью размещения там ресторана «Сбарро», снижение капитализации квартир, расположение вентиляционных коробов напротив окон.
33. Хорошево–Мневники — ул. Маршала Тухачевского, д. 37. Выселение из домов без гарантии поселения в пределах этого же квартала.
34. Коньково — ул. Профсоюзная, д. 128, корп. 1, 2, 3. Строительство гостиницы и торгово-досугового центра на территории социально значимых объектов.
35. Нагатино–Садовники — проспект Андропова, вл. 42, к. 1, вл. 44, к. 1, вл. 46, к. 1. Строительство жилого здания без анализа общей инженерно-геологической обстановки (вблизи поверхностного залегания линии метрополитена), угроза вырубки зелёных насаждений.
36. Гагаринский — ул. Вавилова, владение 54—58. Строительство многоэтажного жилого дома с нежилым первым этажом и подземным гаражом между домами с лёгкими ленточными фундаментами, не рассчитанными на техногенное воздействие.
37. Басманный — ул. Покровка, д. 29, стр. 1. Признание аварийным и отселение жильцов в "новостройку". Всё происходит без уведомления жильцов и предоставления им документов о техническом состоянии принадлежащих им на праве долевой собственности чердачных, подвальных помещений и лестничных маршей.
38. Очаково–Матвеевское — ул. Веерная, владение 1, корпус Д. Строительство жилого здания с нарушением СНиП в 16 м от другого жилого здания, нарушение инсоляции, вырубка зелёных насаждений.
39. Зеленоград — деревня Кутузово. Незаконное строительство коттеджного посёлка «Кутузовская слобода»; снос домов, принадлежащих жителям этой деревни.
40. Хорошево–Мневники — ул. Генерала Глаголева, д. 28, корп. 2. Строительство жилого комплекса в 10 метрах от жилых домов на территории детского сада, незаконная вырубка зелёных насаждений.
41. Краснопресненский — ул. Б. Никитская, д. 12/1. Строительство гостинично-офисного здания в 12 метрах от жилых домов без укрепления фундамента и стен этих домов.
42. Таганский — ул. Марксистская, д. 38. Расположение развлекательного центра в пристроенном к жилому зданию помещении, а также расположение административных помещений центра в жилом здании с захватом помещений подвала, лестничных маршей и территории двора.
43. Щукино — ул. Маршала Бирюзова, д. 31—33. Незаконное строительство жилого комплекса с нарушением этажности, состоящего из 2 жилых домов и подземного паркинга на 150 машино-мест, на придомовой территории.
44. Митино — Пятницкое шоссе, д. 7, 9, 11. Расширение местного проезда вдоль домов за счёт уничтожения значительной части газона, засаженного деревьями и кустарниками, служащего защитой от автомобильных выхлопов Пятницкого шоссе.
45. Солнцево — Строительство бетонного завода вблизи жилых домов.
46. Университетский проспект, владение 16. Строительство жилого дома без экологической экспертизы, вырубка аллеи.
47. Большой Тишинский переулок, владение 10. Строительство элитного жилого комплекса с захватом территории, принадлежащей ЖСК «Молодой кинематографист».
48. Квартал 8С района Академический. Отсутствие информации о планах переселения в связи с комплексной реконструкцией квартала. Жалобы жителей 16 сносимых домов.
49. Ул. Крылатские холмы, д. 37. Строительство высотного дома на краю оврага, угроза обрушения соседнего дома, нарушение норм инсоляции в двух соседних домах.

По информации Комитета защиты москвичей и «Известий»

Клинический случай пассеизма

«В карете прошлого никуда не уедешь».
М.Горький

Пассеизм — безоглядная и всеобъемлющая любовь к прошлому — хорош, когда речь идёт о сбережении исторического наследия, но мешает ориентироваться в сегодняшних реалиях и явно тормозит движение. (Может быть, езда на неторопливой, на славу послужившей телеге — одна из причин дорожных пробок?)

С избранием президентом России Владимира Путина возникла интересная политическая ситуация, которую в известной терминологии можно обозначить так: "верхи" могут, а "низы" не хотят. Президент стал активно реформировать страну, а регионы комфортно себя чувствовали в ельцинской России.

Российский президент, вероятно, не имеет возможности сразу обновить региональные политические элиты. И сказать по правде, непонятно, сможет ли, с учётом особенностей его кадровой политики — ведь не может же бывший губернатор северной столицы быть пригоден на всех постах, а проваливший экономическую политику министр — честью и совестью нашей экономической модели. Но отставание регионов от центра становится всё более наглядным.

Федеральная власть, безусловно, располагает всё более мощным административным ресурсом и не всегда понятным целеполаганием. Скрытое сопротивление реформам и инициативам центра очевидно. И никого не должна вводить в заблуждение та восторженность, с которой губернаторы встречают каждый жест президента. Игра в преданность и любовь к власти издревле считаются любимым занятием российского чиновника.

На примере Москвы упомянутое противоречие выглядит наиболее показательно: Кремль и мэрия пока были две вещи несовместные. И не потому, что московский градоначальник хуже или лучше, чем российский президент. Просто этим государственным деятелям трудно функционировать в одной системе намного эффективнее, чем раку с щукой из крыловской басни. Когда пересаживают органы, зачастую даже хорошая печень может не подойти пациенту по каким-то показателям. Так и мэр, чьё запредельно длительное пребывание на посту объясняется выдающимися качествами личности, не вписывается в контуры новой системы. Он сумел выстроить городское управление таким образом, что стал в нём фигурой просто незаменимой. И городской системе не прижиться в новом федеральном организме.

Несомненно, мэр совершил большое дело — в труднейшие, смутные годы сумел сохранить и по-своему развить городское хозяйство. На фоне нищеты и повального воровства в тогдашней России его заслуги очевидны.

Но не забудьте — консолидированный бюджет Москвы за 1996–2004 годы составил около 60 млрд. долл. Это колоссальный ресурс. Только кольцевая дорога, по оценкам мэрии, обошлась примерно в 5 млрд. долл. Едва ли не 50% всех иностранных инвестиций направлялось сюда. 80% всех финансов страны, мощный бизнес. Но сегодня очевидно, что городская система, созданная и одновременно замороженная организаторским талантом мэра, вошла в противоречие с природой современной федеральной власти. Образно говоря, наш мэр успешно мчался на лыжах, а тут пришла весна — и он в недоумении стоит на тех же лыжах — в вязаной кепке, на цветущей лужайке. И при этом ещё кричит загорающим: «Лыжню!».

Наглядно подобную ситуацию можно увидеть в спортивных состязаниях, где от своевременной смены поколений (мировоззрений!) во многом зависит успех.

Наиболее характерен пример футбольной сборной Франции: на недавнем чемпионате Европы её игроки просто застыли на поле бронзовыми изваяниями. Что ни имя у французов, то звезда; но для победы этого оказалось явно недостаточно. А что сделал Сколари, тренер сборной Португалии, в матче с англичанами? Он убрал с поля самую великую фигуру в своей сборной — Фигу. То есть проявил себя как умелый кризисный менеджер. И победил.

В стране ускоряется смена региональных элит, и унаследованная от прошлого века её часть не сможет рассчитывать на преемственность, которая означала бы консервацию прежних, доменных порядков.

Кстати, моё участие в выборах мэра не следует воспринимать как попытку такой смены. Мол, одни — молодые и прогрессивные, а другие — несовременны и погрязли в порочной практике. Дело не в возрасте и не в личностях, а в устаревшей номенклатурно-клановой системе.

* * *

Иностранная пресса пестрит статьями о тотальном контроле российской власти над электронными СМИ, о слабости многопартийной системы, о манипулировании избирателями, о давлении сверху в ходе выборов. Всё это во многом так и есть, назовём вещи своими именами. Я, однако, никогда особо не испытывал никакого давления с федерального уровня. Ни звонков, ни бесед, ни намёков. Другое дело — противодействие "мэрского ресурса". На фоне городских выборов федеральные — идеал демократии.

Живут в нас на глубоком подсознательном уровне боязнь и недоверие к власти, нередко ничем не подкреплённые. Правительство хочет перестать обманывать людей и перевести льготы из натуральной, часто "липовой" формы в гарантированную, денежную, а нам везде мерещится обман. Другое дело — людям ничего толком не объяснили; налицо грубый просчёт в работе с общественным мнением. И напихали чиновники в 700–страничный документ с отсылками к 155 законодательным актам "всякой всячины", в том числе и вещей безграмотных, загадочных и, вероятно, небескорыстных. Моя депутатская приёмная получала письма от Героев России, от ветеранов примерно такого содержания: «Я не пользовался льготами в натуральной форме, не буду и в денежной. Но не в их наполнении дело, а в самом принципе: Родина раньше ценила и уважала меня. Отменив льготы, вы плюнули мне в душу накануне юбилея Победы».

Наверное, достаточно было бы трёх–четырёхмесячной разъяснительной работы, и страна поддержала бы по сути правильные шаги. Поэтому возникает простая мысль: не специально ли была провалена информационная кампания, не для того ли, чтобы подставить Кремль и правительство? И не следует ли поискать ответственных за это в руководстве федеральных телеканалов?

Без толкового диалога власти с обществом предрассудки, которых в массовом сознании хватает, будут воспроизводиться и укореняться. Предрассудки эти, конечно, унаследованы от прошлого, но подпитываются современными социальными реалиями. Так, многие в нашей стране недолюбливают богатых соотечественников не по давней советской привычке, но и из-за того, что известные олигархи позволяют себе открыто унижать россиян миллиардными личными тратами на виллы, самолёты, яхты, футбольные клубы, хотя память о "странной приватизации" сырьевого сектора так свежа. Мы не платим налоги, кивая на тех, кто не платит их с миллиардных прибылей. Уверен, на наши извечные вопросы: кто виноват? что делать? — федеральная власть сегодня начала отвечать. Надо просто прислушаться к её словам и присмотреться к её действиям. И обязательно говорить ей правду, если она неправа (увы, не в телеэфире). Сравнивать с тем, что было раньше. Помочь тем самым и власти, и себе. Это куда продуктивнее, чем застывать мыслью в недавнем или далёком прошлом.

Навязчивые амбиции и нездоровая апатия

«Люди, готовые променять свободу на малую толику безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности».
Б.Франклин

В голове застряла смешная парафраза знаменитого латинского афоризма: «Пока есть быки, Юпитеру будет дозволено многое». В нынешней Москве ход и результаты всеобщих, тайных и прямых выборов мэра во многом определяются равнодушием быков и временной вседозволенностью, которой пользуются разного рода Юпитеры.

Это с сосудами всё просто: что туда налил, то оттуда и выльется. А с избирательными урнами всё обстоит несколько сложнее. Порой туда бросают одно, а достают совершенно другое. Не зря же товарищ Сталин, говорят, учил функционеров всей Земли: «Не важно, как голосуют, важно, кто считает».

Уроки Кобы аукаются в Москве ХХI века. Во всяком случае, умением пользоваться административным ресурсом многие наши городские политики могут гордиться. Они намного превзошли своего учителя: ведь Иосиф Виссарионович работал в тени железного занавеса (какая там мировая общественность и Белый дом!) и без контроля Центризбиркома.

Выборы я проиграл. Правда, не знаю кому. Кто ловко тормозил магнитом рулетку, подчиняя мчащийся шарик своим интересам? Публика, завороженная игрой, даже не догадывалась о магнитных полях, но игроки всё знали наперёд, и одних это знание наполняло гордой снисходительностью, а других — ощущением бессилия.

Поражение меня не беспокоило, я ведь не профессиональный политик. (Любопытно, что как раз многие профессиональные политики в частных беседах горячо убеждали меня в правильности моего решения, но все передумали двинуться следом, оценив репутацию выше своего долга перед избирателями. Что избиратели не преминули отметить, отказав кое-кому в поддержке на выборах в Госдуму.) В сложившейся политической ситуации федеральной власти не нужны были даже незначительные риски, и поэтому исход был вполне предсказуем.

Версий моего участия в мэрских выборах было предостаточно. Основная сводилась к тому, что я был "вброшен федеральной властью в урны" с воспитательной целью.

«В этой ситуации возникает вполне здравый вопрос — а что на выборах делает глава НРБ Александр Лебедев? Ответ, наверно, очевиден — учитывая возраст и профессию, он может делать тут только одно — выполнять спецзадание президента. Александр Евгеньевич именно тот инструмент в руках творца, который отсекает у камня всё лишнее, превращая его в идеальную политическую фигуру. И соотношение голосов в урнах совершенно очевидно должно будет изменить степень управляемости будущего мэра».
Сайт «Компромат.Ru»

Иными словами, Лебедев понадобился Кремлю для того, чтобы указать московскому мэру его место. Версия грамотная, но спорная. После выборов президента 14 марта достаточно было лёгкого движения руки в Кремле, чтобы мэр навсегда увлёкся только пчеловодством.

И всё-таки интерес центральной власти к московским выборам был серьёзный. Ведь обитатели Кремля — это жители Москвы. Они, как и простые москвичи, дышат тем же загрязнённым воздухом, любуются одинаковым варварским новоделом на месте исторических зданий и читают «Форбс». Многие из них искренне полагают, что Москва вплотную подошла к необходимости перемен, а их отсрочка просто опасна. Это объективная реальность, вызванная — не в последнюю очередь — неразумной стратегией развития города, разработанной в мэрии. Если своевременно не принять кардинальных мер, ситуация в городе будет ухудшаться. Ну, например, представим себе, что будет, когда в столице построят 200 небоскрёбов запланированного нового кольца Москвы. Купить квартиры в них "от 5 тыс. долл. США за кв. м" москвичам не удастся, а вот дополнительные пробки вокруг этих "доходных домов" (для их создателей доходных; не стану называть этих счастливых людей), мы получим. Можно, конечно, вновь и вновь игнорировать предостережения Минприроды об угрозе техногенных катастроф в Москве. Можно и виновникам аварии в аквапарке вновь разрешить открыть его. Кстати, таких "трансваалей" должно было быть в городе с десяток, их начали строить за счёт городской налоговой льготы на прибыль ещё в конце 90–х годов. Остаётся сказать спасибо за то, что эту "льготу" на сотни миллионов долларов целиком разворовали. Эта история, ждущая своих Пинкертонов, началась с разрешения властей столицы использовать городскую часть налога на прибыль для "развития социальных объектов" (спорт, кино и т.д). На этом фоне причитания Тверской, 13 о том, что федералы лишают город тех или иных налогов, выглядят сомнительно.

«—.Нам их [субвенции из госбюджета] с 97–го года не платят. Один раз в 2003 году, дали, да и то "натурой" — акциями различных предприятий на сумму 6 миллиардов рублей. Причём там были акции как выгодных предприятий, так и таких, которые никому не нужны. Но главное — мы получили пакеты по 20, по 15 процентов. Что дают эти пакеты? Управлять предприятиями мы не можем, только ответственность появляется. За прошлый год дивидендов со всех наших акционерных обществ (а их у нас 600), получили 200 миллионов рублей — копейки по сравнению с городским бюджетом. Так что есть субвенции, нет субвенций — ничего от этого не изменится. Думаю, что мы обсуждаем надуманные проблемы. Лучше заниматься реальными вопросами, которые больше беспокоят население».
Из интервью В.Шанцева «Российской газете»

Количество оппонентов городской власти неуклонно растёт. Кто-то заметит, что у хлебных мест быстрее зреет зависть, скажут, что мавр, сделавший своё дело, ощущает тычки в спину. Но смотрите, в защиту «Военторга» помимо тысяч москвичей выступили даже подданные Её Величества королевы Британии, живущие в Москве. В городе существует около 500 общественных организаций, выступающих против лужковской политики развития Москвы. А это уже сотни тысяч горожан! Если же вспомнить 46% не пришедших на выборы, и тех, кто голосовал за других — получится, что мэра поддерживает меньшая часть столичных жителей.

«Лужков для меня лично плохой мэр. И я считаю, что на примере Москвы можно анализировать, как коррупция катастрофически влияет на стратегические решения.

 

Это очень важно. Не важно, кто украл, важно, каковы стратегические последствия кражи для всего города. Я приведу один пример. Транспорт, забитый центр Москвы, страшные пробки. Вот относительно транспорта в Москве есть несколько стратегических решений, принятых под влиянием, скажем так, сиюминутных интересов.

Решение первое — это развитие транспортной системы Москвы путём строительства колец. Ни одна нормальная, даже старая, страна мира сейчас не имеет транспортной системы в виде колец. И надо было когда-то достаточно давно, но уже Лужкову принимать решение о новой системе строительства магистралей. Решение не прошло, потому что существующие дороги ремонтировать легче, на них, извините, можно больше зарыть денег.

Вторая проблема — продажа резервных участков земли в центре. Эти участки могли стать стоянками, а они проданы под застройку.

Третья проблема — продажа кусков земли, на которых логичнее строить было автостраду. Есть несколько замечательных примеров — съезд с Ленинского проспекта на Третье кольцо. Обратите внимание, огромное Третье кольцо, маленький узенький съезд. Почему он такой маленький (а значит, там всегда будут возникать пробки)? Потому, что там земля рядом продана. Выезд из города на Ленинградское шоссе, опять крошечный участок, там тоже всегда будут пробки. Потому что земля рядом продана «Рамстору».

Я говорю об этих решениях не потому, что при продаже кто-то украл, а чтобы показать, какие стратегические проблемы создают решения, принятые под влиянием сиюминутных интересов».
Ю.Латынина, «Эхо Москвы»

Электоральный анамнез

«Забыть бы всё — да в памяти теснятся,
Укором спину жгут те, кто не смог.»
Ф.Бомонт

Забывать неприятности, оставшиеся в прошлом — счастливая особенность нашей памяти. Счастливая, но иногда мешающая думать о будущем. Не случайно же врачи начинают историю болезни с анамнеза — с того, что этой болезни предшествовало. Без этого и в диагнозе ошибёшься, и не то лечение назначишь.

Кандидат на выборную должность, если им движет не просто примитивное властолюбие, а желание осуществить какие-то идеи, в первую очередь стремится разъяснить свою программу и представить избирателям команду, способную её реализовать. Я ошибочно полагал, что предвыборная кампания даёт такие возможности. Однако все СМИ, подконтрольные мэрии, сразу же объявили: «Олигарх Лебедев рвётся к власти, чтобы разграбить город». Об альтернативной программе оппоненты ничего не хотели и слышать.

Правда, обвинение в корыстных замыслах ко мне не прилипло. Хочется верить, что объяснение этому — в уже приобретённой репутации. Главные признаки олигархии — не просто большое состояние, а обогащение за счёт близости к власти, использование денег для незаконного воздействия на политическую жизнь и полная социальная безответственность. Далеко не все представители бизнеса подходят под это определение.

Существует следующая особенность в восприятии обывателем кандидата. Последнему хочется открыть глаза на реалии, предложить решения острейших проблем — а от него ждут "харизматических" отплясываний с толстушками на празднике в Лужниках, песен и шуток, громового голоса и твёрдого подбородка. Людям важнее цвет глаз, улыбка, личная жизнь, а программа — вещь двадцать пятая. Женщины любят ушами, избиратели — глазами? А как же с проблемами экологии, транспорта, коррупции, монополий и роста цен, повышения уровня жизни? Понятно, что избиратель не может лично хорошо знать претендента и старается оценить его морально-волевые качества "на глазок", но без программы это нонсенс.

Москва сегодня — это таинственная корпорация, которая закрыта от её жителей, потенциальных собственников, и фактически принадлежит чиновникам. Её надо сделать прозрачной, а москвичей ввести в число акционеров и владельцев доходов. Стоимость этой корпорации, по нашим оценкам, примерно 50 млрд. долл. Сегодняшние чиновники это скрывают, им невыгодно показывать в открытую денежные потоки в принадлежащем им закрытом акционерном обществе "Корпорация М.". Об этом я пытался вести серьёзный разговор на встречах с избирателями. Думаю, что разговор этот не завершён, хотя выборы уже позади.

Для меня в предвыборной борьбе самым неприятным было то, что её ход и результат определялись не избирателями, а властью. Стоит только посмотреть на список кандидатов в мэры, чтобы понять всю маскарадность процесса: ни один серьёзный политик (себя я пока что серьёзным политиком не считаю, не забронзовел ещё) не вступил в состязание, словно речь шла не о крупнейшем мегаполисе, столице державы, а о посёлке городского типа.

Но почему?

Некоторые не пожелали портить свою биографию унизительным поражением; кое-кто распускал слухи о том, что якобы им в "Кремле намекнули" на нежелательность участия. Иные попросту разменяли себя на всякого рода "специальные договорённости" с "городом" — участки земли, права на застройку, поддержка в Госдуме. Мне показалось, что какие-то из перечисленных соображений определили позицию лидеров СПС, «Яблока» и КПРФ.

Прикормленные аналитики, конечно, убедительно доказывали неминуемость победы действующего мэра, напоминали о прошлом, когда два телеканала в упор били по его рейтингу, но не добились успеха. Даже лучший телекиллер страны не смог нанести ему поражение.

Но, извините, то была битва не за Москву, а за Россию. И телеканалы, и Доренко метили вовсе не лично в мэра, а в ОВР и, как вы помните, попали. А сам мэр в те добрые старые времена мечтал вовсе не о мэрии, а о Кремле.

Так что серьёзных выборов в Москве у Лужкова по существу никогда не было.

Если вы помните, на позапрошлых выборах мэра свои кандидатуры выставляли и немосквичи. Сергею Кириенко и Павлу Бородину удалось собрать 11 и 6%. А ведь есть ещё устойчивый "протестный электорат" — почти половина горожан, игнорирующих выборы.

Очевидно, если человек, совершенно незнакомый избирателям (есть такой забавный термин — "низкая узнаваемость"), которого на начальном этапе просто путали с однофамильцами, в ситуации полной информационной блокады сумел набрать около 13% голосов, то это достаточно убедительно доказывает: соперничать с нынешним мэром можно.

Тем не менее, повторюсь, на этот раз в списках кандидатов раскрученных политических фигур не было. Похоже, именно на Тверской, 13 родился не соответствовавший действительности слух о том, что Кремль убеждён в исключительной способности мэрии обеспечить достаточное количество голосов москвичей для партии власти и поэтому поддерживает действующего мэра.

В этом есть небольшая доля истины — но лишь в том смысле, что если бы выборы мэра Москвы состоялись, например, через год после президентских выборов, то в бюллетенях по голосованию мы увидели бы очень много известных политиков.

«Возможных претендентов в столичные градоначальники делят на три группы. Первая — люди, абсолютно не связанные с Москвой, которые без страха и сомнений сменят всю команду нынешнего мэра. Среди них лидируют уже названный бывший российский премьер Михаил Касьянов, известный специалист по перетряхиванию кабинетов и начальников, автор административной реформы Дмитрий Козак, сделавший попытку прощупать столичных избирателей на последних выборах банкир Александр Лебедев и нынешний полпред Центрального округа, несколько засидевшийся на технической работе Георгий Полтавченко.

У всех у них есть как сильные, так и слабые стороны. Если согласиться с разговорами о том, что с некоторых пор все выборы, особенно на такие ключевые посты, как кресло мэра Москвы, у нас курируются Кремлём, то желание Михаила Касьянова стать мэром Москвы может остаться всего лишь его желанием. Хотя другого человека с таким гигантским опытом "хозяйственной" работы трудно отыскать.

Дмитрий Козак — молод и горяч, проводимая им административная реформа до сих пор сотрясает кабинет министров, который никак не может нормально заработать.

Георгий Полтавченко — мудр и спокоен, но, как говорят, сам очень уж не хочет менять свою спокойную жизнь на изнурительную борьбу с "лужковскими".

Конечно, если родина прикажет, он, как человек военный, скажет "есть". Но тут есть ещё одно "но". И Козак, и Полтавченко — питерские, что для московских избирателей скорее минус, чем плюс. На почве исторического соперничества жителей двух столиц даже соображение, что электоральный любимец Владимир Путин — тоже питерский, может и не сработать.

Группа вторая — преемники самого Лужкова. В первую очередь это, конечно, бессменный вице-мэр Москвы Валерий Шанцев. Но Шанцев "рано стартовал".

Ещё один возможный преемник из команды мэрии — новый первый заместитель мэра Юрий Росляк. Минусы Росляка — отсутствие харизмы и излишне забюрократизированная речь: московские пенсионеры (основа столичного электората) не понимают, о чём он говорит, даже когда Росляк отстаивает неприкосновенность столичных льгот для инвалидов. К тому же, как назло, в минувшую пятницу прокуратура арестовала одного из подчинённых Росляка — главу СГУПа по продаже муниципального имущества Владимира Авекова, и, судя по всему, этот арест станет лишь началом серьёзных проверок имущественного комплекса столицы. И хотя пока речь идёт о старых, ещё "доросляковских" делах, всё это очень неприятный фон для будущей избирательной кампании.

В качестве экзотической кандидатуры обсуждают в мэрии и Елену Батурину.

Как сказал «Известиям» один из высокопоставленных городских чиновников, «а что: молода, умна, богата, Москву знает не хуже Лужкова. Выбрали же Матвиенко в Питере, а чем Москва хуже — здесь тоже женщин не хватает».

Действительно, плюсов у этой женщины много. Если бы ещё Батурина не была супругой мэра.

Группа третья — идеальная, сочетающая в себе и глубокое знание московского хозяйства, и близость с Кремлём, и намерение реформировать забюрократизированную систему московской власти. С некоторой натяжкой сюда можно отнести также обсуждаемую в этом контексте кандидатуру главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова, хотя исторически Евтушенков всё же ближе к "наследникам" Лужкова».

«Известия»

Оставим на совести известинцев забавное предположение, будто В.Евтушенков хочет «реформировать забюрократизированную систему», частью которой он сам является. Важнее, на мой взгляд, другое. Ни в коем случае не следует допускать к руководству городом преемника мэра — это будет означать сохранение неизменной системы. По слухам, один из нынешних серых кардиналов, говоря о моих недостатках, упрекнул меня в излишней самостоятельности, из-за которой я не подхожу для "серьёзной" работы. Согласились. Но ведь и без меня в Кремле и в правительстве есть люди и квалифицированные, и с правильным "происхождением", и не склонные к ненужной самодеятельности. Моя же главная задача — доказать опасность системы и необходимость её изменения.

Была ещё одна версия.

«По мнению одного из видных московских политтехнологов, эффективная кампания по смещению Лужкова оценивается в сумму от $100 млн. (для сравнения: средние затраты партии на выборах в Думу оцениваются в $20 млн.). При этом даже если случится невероятное и найдутся люди, готовые вложить такие деньги в "свержение" градоначальника, не факт, что победителю удастся их "отбить" — ведь сверхдоходная московская экономическая система полностью ориентирована на личность и ближайшее окружение действующего мэра».
Ю.Долгосрочный, «Профиль»

Эта версия и тогда была несостоятельна, а теперь — с отменой выборов — и вовсе ни к чему. Книга же эта написана мною бесплатно.

Версий можно выдвигать сколь угодно много, особенно сейчас, но сути дела это не меняет: выборы мэра в Москве были профанацией из-за отсутствия кандидатов.

Москвичи имеют право участвовать в реальных выборах, а не в спектакле с Лужковым в главной роли. А известным политикам должно быть стыдно не выполнять перед нами свой долг. Кремль ничего им не запрещал. Скорее в мэрии много обещали — голоса, участки, подряды.

Конечно, можно было просто принять условия игры и примкнуть к 46% не явившихся на выборы и не отдавших свои голоса никому. Но, честно говоря, мне казалось неправильным делать вид, будто происходящее меня не касается.

Почему я так подробно на этом останавливаюсь? Наверно, хочу пояснить, что первично в моём решении было не сознание, но чувство. Чувство собственного достоинства. Именно то, которое задето и отменой выборов. Знаете, неприятно, когда о тебе думают хуже, чем ты есть на самом деле.

С учётом заведомо очевидной невозможности победить — вот каковы причины и цели моего участия в выборах:


1) надоело терпеть разрушение любимого города, лицемерие и коррупцию чиновников, криминальные типажи в ближайшем окружении "отцов города", пробки, "элитное жильё", вечную монополию на городские услуги и торговлю;
2) не нужны безальтернативные выборы;
3) хотелось продемонстрировать, что политическая система в России позволяет участвовать в выборах любому члену общества, независимо от его социального статуса, и это ничем не грозит ему в случае строгого соблюдения законодательства;
4) показать московской бюрократии, что мы всё видим, не боимся подвергать её действия критике и что её господство в Москве не вечно;
5) оказать содействие развитию органов местного самоуправления;
6) создать предпосылки для нормального управления городом;
7) подвергнуть критике эстетические вкусы "градоначальников";
8) показать, что можно провести выборы без политтехнологов, «чёрного» PR — и в пределах утверждённого бюджета, т.е. честно.

Если я прав и мою позицию разделяют в Кремле, то с отменой выборов ответственность за решение перечисленных выше проблем несёт непосредственно гарант конституции.

Хронические болезни

«Тьма окутала великий город».
М.Булгаков

Добрая половина москвичей либо вообще так и не узнала о моей программе (не сообщали), либо не поверила в альтернативу и не пришла на выборы. Если ты не в силах отменить маскарад, то надо принять в нём участие и помочь всем снять маски. С сугубо практической целью — подвергнуть содержательной критике деятельность Тверской, 13 и представить иную программу развития Москвы.

Ещё перед выборами промелькнула мысль о книге, в которой можно было бы изложить подробности борьбы за пост мэра крупнейшего мегаполиса.

Книга, на мой взгляд, намного эффективнее жалоб в Центризбирком и судебных исков, к которым вдруг, спустя почти год, решил прибегнуть мэр.

«По сведениям «Известий», мэр Москвы подписал очередное исковое заявление о защите деловой репутации столичного правительства. Новый иск направлен против депутата Госдумы и бывшего оппонента Лужкова на последних выборах мэра столицы Александра Лебедева. 21 марта в интервью программе «Намедни» Лебедев высказался о непрозрачности городского бюджета, об отсутствии доступных сведений о недвижимости, принадлежащей городу, и операциях с ней. По мнению заявителя, эти высказывания серьёзно повредили деловой репутации мэрии. Напомним, что недавно иск о защите деловой репутации от имени Лужкова был подан также к директору Государственного института искусствознания Алексею Комечу, который высказал своё мнение о проекте восстановления сгоревшего Манежа. Оба дела схожи хотя бы тем, что не совсем понятно, зачем вся эта судебная маета понадобилась Лужкову именно сейчас, когда выборы уже позади. Неужели просто ради мести?»
В.Волошина, «Известия»

Напоминаю, что я не подавал в суд на мэра, хотя оснований было предостаточно. Поэтому мой ответ — эта небольшая книга. Возможно, я могу рассчитывать на аналогичный ответ?

* * *

Пресненский районный суд города Москвы
123242, ул. Зоологическая, д. 20
Истец: Правительство Москвы

г. Москва, ул. Тверская, д. 13
Ответчики: Телекомпания НТВ

103104, г. Москва, Тверской бул., 9, стр. 1 Лебедев Александр Евгеньевич,


907005, Москва, ул. Ладожская, д. 2/37, кв. 83
государственная пошлина:
в соответствии с п. 2.13 ст. 5 Закона РФ
«О государственной пошлине» от 09.12.1991
№ 2005–1 (с изменениями от 25.07.2002)
Правительство Москвы освобождается
от уплаты государственной пошлины, как
орган государственной власти, обращающийся
в защиту государственных интересов.

 


ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о защите деловой репутации

В авторской программе «Намедни» телекомпании НТВ 21 марта 2004 года был показан сюжет с выступлением Лебедева А.Е.
В сюжете Лебедев А.Е., говоря о Правительстве Москвы, утверждает, что Москва не открывает сведения о своём имуществе, доходах от его использования, а также от нового строительства: «Сколько квадратных метров нежилых помещений принадлежит городу Москве? Вы нигде не найдёте точных данных. По каким арендным ставкам они сдаются, и каким организациям? Какой денежный поток? Сколько денег получает московское Правительство от использования недвижимости, прав на землю, строительства и так далее?»
Сюжет программы «Намедни» НТВ с выступлением Лебедева А.Е. транслировался по центральному телевидению, что обеспечило доступ широкого круга телезрителей к указанным сведениям, которые не соответствуют действительности. Автор делает вывод: «И, к сожалению, именно Москва является такой закрытой корпорацией ЗАО «Москва» внутри Российской Федерации».
Таким образом, Лебедев А.Е. обвинил Правительство Москвы в заинтересованном утаивании экономических показателей.
Данное утверждение не соответствует действительности и порочит деловую репутацию Правительства Москвы.
Правительство Москвы ежегодно представляет отчёты о своей деятельности в Московскую городскую Думу, они публикуются в официальных изданиях: «Ведомости Московской Думы», «Вестник Мэра и Правительства Москвы», газета «Тверская, 13», информационном бюллетене «Московское имущество», других средствах массовой информации.
В соответствии со ст. 43 Закона РФ «О средствах массовой информации», если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространённые сведения соответствуют действительности, она обязана их опровергнуть в том же средстве массовой информации.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 152 ГК РФ
Прошу:
1. Признать сведения, а именно: «Сколько квадратных метров нежилых помещений принадлежит городу Москве? Вы нигде не найдёте точных данных. По каким арендным ставкам они сдаются, и каким организациям? Какой денежный поток? Сколько денег получает московское Правительство от использования недвижимости, прав на землю, строительства и так далее?. И, к сожалению, именно Москва является такой закрытой корпорацией ЗАО «Москва» внутри Российской Федерации» не соответствующими действительности.
2. Обязать ответчиков опровергнуть указанные сведения, как порочащие деловую репутацию Правительства Москвы в той же программе в то же время.
Мэр Москвы
Ю.М. Лужков

* * *

Узнав об иске, я невольно вспомнил слова Пьера Бомарше: «Только мелкие люди боятся мелких статеек». Однако в чём — в чём, а в мелочности мэра не упрекнуть. Вероятно, причина в том, что по существу невинная (сравните с моими интервью) критика мэрии попала на федеральный канал.

В добрые старые времена рядом с пустоватым понятием "магазин" существовало нечто магическое — "заказ". В заказе могла оказаться синяя от безысходности коллективного хозяйствования курица или красно-коричневая икра. Иногда "второй свежести". Как повезёт.

Ныне всё обстоит гораздо прозаичнее. Идёшь в супермаркет и выбираешь себе товар, исходя из собственных желаний, сформированных состоянием души и кармана. Эффект везения полностью исключён.

С вождями происходит нечто подобное. При коммунистах мы могли получить в "заказе" какого-нибудь вполне приличного товарища (как это было в 80–е годы, к примеру). А вот сегодня на открытых и честных (извините) выборах приобретаем только то, что заслужили. И если хлопаем ушами и туго со зрением, то товароведы убеждают выбирать сердцем. Ну и "ешь" вождя невыясненной свежести, некондиционного и без сертификата качества. Этакую "биг-мак-морду".

Аналогия выборов с магазином вполне корректна. Это видно и по ассортименту. Как в рабочий магазин не завозят свежих устриц и фуа-гра, а поставляют в основном "ножки Буша", так и среди кандидатов обычно появляются лишь те продукты политической жизни, которые соответствуют гастрономическим (избирательным) ожиданиям народа.

Для убедительности можно посмотреть, какой "товар" предлагают на выборах на пространстве бывшего СССР (общность воспитания, вкусов и уровней ожидания). Практически во всех республиках СНГ этот набор одинаков: Твёрдая Рука, Штатный Популист, Пахан, Посланник Бога, Борец с Коррупцией, Просвещённый Шовинист и Городской Сумасшедший.

Конечно, о вкусах не спорят. Но именно они лучше всего показывают уровень политической культуры и цивилизованности страны. И если есть невостребованные таланты, непонятые умы, то, наверно, есть и невостребованные политики.

Хочется, чтобы у москвичей изменились политические вкусы. Чтобы у людей появилось чувство собственного достоинства, не позволяющее московской власти проводить операцию "отбор кандидатов для всенародных выборов". Чтобы москвичи видели на полках магазина «Выборы» изобилие, а не только Лужково-Лифанова и Лебедева. Не так важно, кто станет следующим мэром, как важно выбирать из 5—10 достойных.

Но вернёмся к нашим выборам. Поговорим теперь не о тех, кого выбирают. Интереснее — как.

* * *

Демократия, в конечном счёте, даже не состояние институтов власти, а скорее способ её передачи. Или удержания. И если с этих позиций посмотреть на итоги выборов мэра Москвы, можно увидеть не 70% голосов "за" (из числа принявших участие), а нечто иное. Мы специально провели опрос — как люди реагировали на выборы? Итог печален: у многих сложилось такое ощущение, что их считают марионетками, а выборы проходят кулуарно. Многие поддержали мэра, «так как он всё равно победит».

Вот простая арифметика: примерно 50% горожан у нас в Москве ходят на выборы: это показатель прошлой кампании 1999 года, и примерно такую же картину мы увидели на нынешних.

Понятно ведь, что это реакция избирателей на бутафорский избирательный процесс. Голосуя ногами, люди как бы говорят власти: что уж тут ходить на выборы, когда вы всё уже за нас решили. Такие настроения можно переломить только появлением реальной альтернативы, чтобы избиратели перестали думать: «Вы превращаете городские выборы в фикцию, поэтому мы на них не пойдём».

Вот где наглядно демонстрируется различие между понятиями "победить на выборах" и "стать мэром". Действующий градоначальник чисто арифметически победил, собрал голоса, правильно расставив урны, использовав традиционную монополию в СМИ, административный ресурс и напуганных дороговизной жизни пенсионеров — они почему-то думают, что доплаты к пенсиям суть личная заслуга мэра. А ведь, как я доказывал и объяснял во время предвыборной кампании, удвоение бюджета города за счёт доходов от имущественного комплекса позволит удвоить или утроить надбавки к пенсиям — и это будет не чья-то личная заслуга, это просто обязанность мэра. А можно ещё использовать 100 млн. долл. США ежегодных дотаций пустопорожним городским СМИ для увеличения пенсий и надбавок к зарплатам врачам и учителям. Что в этом сложного или непонятного?

Надо понимать и то, что независимый претендент, стремящийся — без лицемерия — быть избранным народом, а не просто занять должность, опасен для чиновников. У избравшего такой путь кандидата шире пространство для маневра, больше запас прочности. Поэтому чиновники так яростно сопротивляются всякой возможности реального прямого выбора народа. И, увы, находится великое множество сил, которые мечтают о том, чтобы подменить собой избирателей. Ведь деньги, административный ресурс, политические технологии делают задачу избрания более простой. Но утром после победы победитель достаёт список людей, кому он обязан избранием. И начинается расплата.

Нынешний президент России, как ни старались скомпрометировать его избирательную кампанию сатрапы в федеральных СМИ, показывая его нам, подобно Брежневу, с утра до вечера, выбран реальным волеизъявлением народа. В этом его сила. Его слова не расходятся с делом. В основном он пока успешен. Нельзя не заметить стабилизации политической жизни и положительных сдвигов в экономике, укрепления державы в целом. Темпы роста промышленности составляют 8%, ВВП — 7%. Доходы населения с поправкой на инфляцию увеличились за 4 года в реальном выражении на 65%.

Никто не отрицает хороших макроэкономических результатов, однако их основа очевидна — высокие цены на нефть. Не будь столь благоприятной конъюнктуры на нефтяном рынке, показатели были бы иными, поскольку прочного фундамента для роста экономики пока нет. Обрабатывающая промышленность снижает объёмы производства, высокотехнологичные и наукоемкие сектора не развиваются. Посетите удалённые от Москвы регионы и увидите, что здания, сооружения, предприятия, то есть основные фонды и жилой фонд, — всё было построено в советское время. Почти за 20 лет существования современной России — с конца эпохи 80–х годов и по сегодняшний день ничего нового в большинстве регионов создано не было. Если не считать лужковского "элитного", т.е. недоступного жилья. Достаточно сказать, что сегодня на всю страну строится лишь 39 млн. кв. метров жилья, из которых 44% приходится на Москву и область, а в советское время строилось 79 млн. кв. метров. Старый жилой фонд ветшает, денег даже на его простое воспроизводство не хватает — он ветшает.

Деградирует и здравоохранение. Об этом свидетельствует неумолимая статистика: продолжительность жизни упала в стране за 20 лет на 30%, а в Англии за это же время выросла на 12,5%. В 2003 году по продолжительности жизни женщин и мужчин мы отставали от США на 7,6 и 15,4 года, от Франции — на 11 и 17 лет, от Швеции — на 10,3 и 19,1 года, от Японии — на 13,1 и 19,6 года. В результате население страны каждый год убывает почти на 1 миллион человек (за восемь месяцев 2004 года убыль составила пятьсот тысяч). В целом за последние годы население РФ сократилось на 9 миллионов человек. По прогнозам учёных, через 70 лет в России останется 100 миллионов человек, тогда как население Земли вырастет в два раза. Оно и понятно, ведь рождаемость у нас неуклонно снижается при сохранении высокой смертности, уровень которой уже сопоставим с началом ХХ века в царской России.

Да и откуда взяться хорошим демографическим показателям при нынешнем состоянии экономики и кошельков среднестатистических россиян, когда большинство из них не имеют возможности приобрести нормальное жильё и получать достойную зарплату. Согласно последним исследованиям Мирового банка, 25% россиян живут за чертой бедности. Средний доход на душу населения не превышает 150—200 долларов. А если исключить из расчётов среднего дохода десяток-другой владельцев крупнейших компаний и банков с миллиардными и/или многомиллионными доходами, то получится, что 80% населения России имеет не более 100 долларов на человека. И, заметьте, именно эти 80% исправно платят налоги со своих 100 долларов и тем самым содержат армию государственных чиновников, нередко очковтирателей и паразитов.

В свою очередь, запуганные предприниматели заботятся только об увеличении своих доходов, львиную долю которых они используют в личных целях, не вкладывая достаточных средств в расширение производства, обновление основных фондов, открытие новых рабочих мест, не делая долгосрочных инвестиций в социально ориентированные производства. Таким образом, получается, что при сохранении действующей экономической политики государства и частного сектора наше население никогда не сможет получать тысячу, две или три тысячи долларов на семью. Если у основной массы населения нет возможности получить работу с достойным заработком, приобрести новое жильё по доступным ценам, в стране нет ипотеки, если на самом деле все благоприятные статистические показатели на макроэкономическом уровне не касаются подавляющей части россиян, наконец, если учесть, что противоречия между государством и частным сектором лишь обостряются — об этом говорит рост утечки капитала, — то что это за экономическая политика государства и куда она нас ведёт? Имеет ли Кремль, столь укрепивший "вертикаль власти", какое-либо к этому отношение? Нужен ли России "новый курс"? Почему вместо дальнейших реформ у нас монетизация льгот, паралич правительства (вовсе не из-за административной реформы, отнюдь), или борьба за отмену выборов губернаторов? Не рано ли столько времени тратить на внешнюю политику? Не пора ли подумать о том, что чиновник, заваливший работу в Питере, и министр, проваливший промышленную политику, не смогут справиться с новыми, более трудными задачами. Если первый президентский срок Путина был временем надежд на перемены к лучшему, то по второму сроку о президенте будут судить как о государственном деятеле, который оправдал или не оправдал эти надежды. Что ему мешает в созидательной работе?

«Прежде всего, правительственные чиновники и бюрократический аппарат, которые упорно отказываются от предложений социально ответственной части бизнеса помочь государству в развитии востребованных обществом отраслей, в том числе высокотехнологичных или важных для повышения уровня и качества жизни населения, но не слишком привлекательных с точки зрения коммерческой отдачи — таких, например, как авиапром (сегодня он для инвестора убыточен), ЖКХ (внедрение системы индивидуального теплоснабжения населения в малых городах и поселках), мясное животноводство, производство городского электротранспорта, строительство быстровозводимого и доступного для широких слоёв населения жилья и ипотека. Во всех этих и других малоприбыльных секторах уже можно было бы добиться серьёзных сдвигов, если бы не противодействие чиновников, которые либо не хотят заниматься хлопотным делом, когда речь идёт о новых отраслях, либо не хотят пускать частный сектор в те дотационные сферы (авиапром, например), которые им приносят стабильный доход от "управления" денежными потоками при ничегонеделании. В результате многие наиболее востребованные обществом отрасли находятся на грани вымирания. Поэтому вопрос надо ставить очень жёстко: либо мы окончательно лишимся всех отраслей промышленности, кроме нефти, газа, удобрений, полезных ископаемых, чёрной и цветной металлургии — того немного в нашей стране, что приносит доходы, попадающие в карманы десятка предпринимателей, минуя основную массу населения, либо президент призовёт к ответственности руководителей, повинных в развале необходимых обществу секторов экономики и назначит новых лиц, способных проводить осмысленную государственную промышленную политику. Консервация создавшегося положения окончательно превратит Россию в сырьевой придаток, а по мере истощения природных богатств либо в результате открытия новых источников энергии и создания новых материалов доведёт до экономического краха.

 

Так нужны ли президенту подхалимы — сановники, которые способны лишь льстить и вводить в заблуждение, присваивая за спиной колоссальные доходы от госсобственности. Что хорошего в том, что после победы над олигархией частного сектора (вещь правильная, хотя сделать это можно было по-другому), на смену ей пышным цветом расцвела куда более опасная и вредная государственно-собственническая олигархия? И не важно, в каких отраслях — во всех этих "внешбанках"-"нефтегазпромах"-"алросборонпромах", гостелеканалах, современных наследниках «Геркулеса» из «Золотого телёнка», — трудится весь этот легион очковтирателей, паразитов и казнокрадов. Важно, что для державы от них колоссальный вред. А в последние год-два они так обнаглели, что не стесняются вымогать у членов представительной власти деньги за строительство храмов, создание российских центров культуры в Крыму или в Европе, строительство центров лечения детских лейкозов. Этакая галерея моральных уродов, думающих исключительно о своих миллиардах долларов. Вот только не постигнет ли их судьба одного бывшего украинского премьер-министра?

Откуда в верхушке исполнительной власти такое количество сумрачных, слабых, подозрительных, малообразованных и на редкость самоуверенных людей, универсальных специалистов по любым вопросам, за верность назначаемых на новые должности, не справившись на старых».


Алекс Сван, европейский экономист

Однако вернёмся к региональной бюрократии.

Смотрите, как она сопротивляется административной реформе! Повторюсь, не являются ли пропагандистские ошибки программы монетаризации льгот "подставой"? Чиновники Москвы, которым имущественный комплекс города приносит огромные доходы, потирают руки. Они — за неприкосновенность льгот. И специально неверно разъясняют людям суть пакета реформ, правильность которых очевидна.

Футбольная интермедия

«Надо молить, чтобы дух был здравым в теле здоровом».
Ювенал

Ставшие афоризмом слова Ювенала часто переводят и понимают не совсем точно. «Mens sana in corpore sano» — это вовсе не утверждение приоритета плоти. Римский сатирик не думал, конечно же, что духовное здоровье определяется физическим развитием человека. Почти наоборот: здоровое, но не подчинённое духу тело, т.е. материальное начало, само по себе мало что значит — даже в спорте, где, казалось бы, физическая подготовка особенно важна.

Проиллюстрируем этот тезис на футбольном примере (не отождествляя, разумеется, политическую борьбу со спортивными состязаниями — но памятуя, что некоторое сходство существует).

Итак, футбол. В Европе есть Лига чемпионов, где играют сильнейшие клубы; проводится и чемпионат субконтинента для сборных. Клубное первенство — это во многом соревнование кошельков. Битва национальных команд — это, скорее, состязание сердец (да простит мне читатель некоторый пафос).

И какое состязание — материальное или духовное — более увлекательно?

Конечно, в споре огромных бюджетов участвуют только классные команды, именуемые галактическими, демонстрирующие великий футбол. После грандиозной битвы «Манчестер» — «Реал», многие газеты заявили, что век национальных сборных закончился, и только великие кошельки, типа «Красного Романа», могут устраивать великие же сражения, волнующие планету.

Но вот выходит на поле сборная маленькой Латвии — и тормозит германскую футбольную машину.

Сумасбродная Греция топит французский фрегат во главе с Зиданом и Анри.

У кромки поля, где рыдают солдаты великой Британии, стоит Солари, держащий два национальных флага — бразильский и португальский.

Получается, состязание стягов покруче состязания кошельков?

Безусловно, клубные битвы прекрасны. Но никогда они не заменят великого футбольного состязания наций. Моя страна, мой народ, — этот мотив придаёт играм высочайший духовный уровень. А это порой бывает важнее толщины кошельков.

И никакая сборная клубов не будет играть так, как футболисты, защищающие честь своего флага. Потому, что:

Зидан без Франции — просто лысеющий хавбек; с родиной — это сердце команды;

Рональдо без Бразилии — просто толстяк, умеющий талантливо семенить ногами; с родиной — это вдохновение команды;

Бэкхем без Англии — просто мастер точного паса; с родиной — это режиссёр команды.

Страна — это дух, без которого материя неподвижна, пища пресна, а море не солоно. Вот почему хочется гордиться своей страной, не забывая, конечно, что великая Россия — не только нравственная, но и экономическая категория. Я имею в виду состояние промышленности, уровень и продолжительность жизни, позиции на внешних рынках.

В своё время на Дальнем Западе кольт называли великим уравнителем, ибо он давал шансы малышу в сражении с великаном. А в спорте сила духа, любовь к Родине — великий уравнитель. Да и не только в спорте, иначе мир был бы совершенно другим. Наверно, в этом есть Главная Справедливость — когда право силы уступает Любви. И когда капитана сборной Греции, ставшей, на удивление всем, чемпионом Европы, спросили: «В чём причина вашей победы?», — он ответил: «В сердце».

Вот так и выборы: их можно организовать как противостояние кошельков, административных ресурсов и политтехнологий, а можно — как соревнование сердец.

«Чёрный» PR: неужели панацея?

«Некоторые лекарства, утешая боль, способны разлить яд по всему телу».
Гален

Свою программу мы хотели донести до москвичей напрямую. Без излишней помпы и вообще без помощи профессиональных политтехнологов. Вам судить, что у нас получилось. Я пока почти не встретил москвичей, которые были бы детально знакомы с программой — таков результат информационной блокады.

Сначала мы пообщались со всеми "консультантами", многие из которых вправду напоминают булгаковского Коровьева. Особенно "звёзды", которые сейчас двигали выборы на Украине, расколов страну (бедные братья-славяне — вот она, тайная месть москалей).

— Я, конечно, не имею в виду «Фонд неэффективной политики» [*01].

Мы даже заплатили авансы, попросив представить предварительные сметы и предложения. Этот незамысловатый ход немедленно породил в стане соперника массу слухов о серьёзности намерений и сообщения в прессе о том, что «банкир готов потратить на выборы 500 млн. долл.». Все полученные предложения от имиджмейкеров грешили однотипными ходами из западных учебников. Смета — от 10 млн. долл.

Любопытная записка поступила ко мне накануне выборов от таких "политтехнологов":

«Разумным было бы придерживаться двух основных принципов:

1) не критиковать самого Лужкова (любовь к нему горожан по-прежнему имеет место, хотя и увяла), а сосредоточится на его окружении (которое сплошь упыри и используют старенького, уже не справляющегося с тяжкой ношей мэра, буквально как хотят);

2) обещать несколько, пусть нереальных, но желанных для москвичей чудес. Например:

а) ускорение раздачи муниципальных квартир;

б) отсутствие пробок на дорогах;

в) прекращение точечной застройки;

г) мгновенное ускорение строительства новых веток метро;

д) удвоение пенсий;

е) удешевление бензина;

ж) предельное ужесточение правил регистрации и ускоренную депортацию из столицы лиц кавказской национальности;

з) резкое снижение цен на основные продукты питания.

Таких обещаний должно быть десять, как десять заповедей; и в них гораздо важнее верить самому, чем подробно объяснять, как всё это возможно осуществить.

Никто так не ведётся в нашей стране на малейшее дуновение, как это делают Лужков и его команда.

Пример. На момент начала предвыборной компании Бородина рейтинг его узнаваемости не превышал в Москве 5%. Пал Палычу было предложено явиться в избирком, утопая в роскошных букетах цветов, и, ни на секунду не переставая улыбаться, сообщить следующее: «Сегодня у меня венчание, а в день выборов я женюсь на самой прекрасной женщине мира — красавице Москве!» Он так и сделал. После этого мы в течение месяца получали ежедневные публикации на эту тему от московского правительства совершенно бесплатно и в абсолютно устраивающем нас ключе.

Итак, получается: главный метод — вылить на соперника ушат помоев. Вот примерный трёхходовый алгоритм предлагаемых действий:

1) соперник и его связи с криминальными кругами, в первую очередь с Северного Кавказа;

2) жена соперника: "рекламно приписываемый" лозунг: «Супругу мэра — в президенты» (листовка 10 млн. экз. + доставка = 5 млн. долл. США);

3) журнал «Компромат».

Последнее — отдельная история. Вышли два тиража: и о мэре, и обо мне. Сделал это — предположительно — известный лондонский "диссидент" и "сиделец" Березовский, окончательно вошедший в образ Герцена и даже финансирующий журнал «Колокол» (это не шутка). Не будем лукавить, взаимная нелюбовь мэра и Березовского в прошлом известна. Я же практически не знаком с обоими, если не считать случайных встреч на официальных церемониях в 90–е годы (приёмы в Кремле и т.д.). Вдруг в ходе выборов Березовский обрушился на меня в многочисленных интервью с обвинением в стукачестве. Его возмутило моё довольно невинное утверждение, высказанное на Си-Эн-Эн. Выше оно уже было упомянуто, но напомню. Я сказал, что разница или сходство дел «Энрона», «Уорлдкома» и «Пармалата» с делом ЮКОСа будут очевидны только после соответствующих судебных решений. Псевдополемика с Березовским напомнила мне известную историю, случившуюся в начале 90–х годов в одной закавказской республике, где пришёл к власти "демократ новой волны". Так вот, он публично оскорбил предыдущего главу республики, назвав его «агентом КГБ». В ответ получил фразу: «Это Вы были агентом КГБ, а я был председателем КГБ». Березовский обещал опубликовать в английской газете откровения о моих "мошенничествах" и напечатал три довольно оскорбительных статьи и интервью в «Коммерсанте», «Независимой газете», «Новой Газете». Наконец, в программе А.Караулова прозвучало обвинение в том, что во время работы в разведке я «похитил деньги КПСС».

Откуда вдруг у неутомимого "борца с диктатурой Кремля" такой интерес к моей скромной персоне, причём интерес, проявлявшийся исключительно в ходе мэрских выборов? Почему Борису Абрамовичу было предоставлено время на канале, принадлежащем правительству Москвы? Почему, наконец, вот уже восемь месяцев наши адвокаты не могут вручить Березовскому повестки в суд, куда мы обратились?

Говорят, кстати, что история с журналом «Компромат» вызвала обиду градоначальника. Вот она, человеческая благодарность. Старайся после этого остаться приличным человеком, отказавшись от услуг политтехнологов и их неэтичных рецептов.

Раз уж зашла речь об этих рецептах, перечислю по памяти некоторые из «концептуальных предложений по контенту для «чёрного» PR»:

— мэр — лучший друг Михася и "воров в законе" (список);

— наружная реклама: Кобзон, Лужков и Шанцев, все наголо выбритые, одетые во фрачные пары, обнявшись, улыбаются; слоган: «Все — на выборы мэра. Лужкова».

Был ещё сюжет книги «Ядовитый мёд для большого города» (в стиле Сорокина).

«Городом управляет старенький беззлобный дедушка, увлечённый исключительно пасекой. Его молодая жена подобна пушкинской старухе — «хочет быть владычицей морскою». Она заставляет мужа в обнищавшем от монополизма городе проводить ярмарки мёда с неограниченной бесплатной раздачей. Мёд — сильнейший аллерген и кардиостимулятор. Бедные, голодные люди, в основном пенсионеры, едят мёд. Им становится плохо по дороге домой. Зато освобождаются всё новые дома в центре, которые удаётся захватить под предлогом ветхости».

А вот сюжет мультфильма:

«Жители Чукотки пишут письмо москвичам. Им так нравится творчество Церетели, что они просят подарить хотя бы один крупный памятник — благо, места достаточно. Референдум. Щедрые москвичи отдают лучшее — Петра. Петра везут через всю страну. С моста через Волгу памятник падает. И уходит на дно. В этом историческом месте с тех пор проводится занимательный скуба-дайвинг, привлекающий любителей архитектуры, истории и погружений с аквалангом. Наконец-то памятник дарит людям положительные эмоции».

Если серьёзно, то наш отказ от "чёрного PR-а" носил — не побоюсь пафоса — идеологический и нравственный характер. Политтехнологи нацелены на сбор голосов любыми средствами. Давай мы затопчем соперника в грязь, а ты у нас попрыгаешь-потанцуешь, здесь мы тебе уберём, а здесь отрастим, наденешь другой костюм и будешь говорить пустые и любезные сердцу обывателя слова. Мы создадим такой привлекательный образ, что "им" (так именуются избиратели) это понравится. "Им"-де по барабану твоя программа и твои намерения, "они" проголосуют за тебя только в том случае, если ты сам понравишься. А твой соперник будет по уши в грязи — благо оснований достаточно. Избирателю нужны "хлеб и зрелища".

* * *

Лозунг «цель оправдывает средства», приписываемый Игнатию Лойоле, основателю Ордена иезуитов, возник задолго до него. В споре о цели и средствах всегда слышится вечный вопрос о добродетельном и греховном началах в жизни.

У меня за 25 лет сознательной жизни сложилось устойчивое мнение: негодяйские поступки, пусть даже совершённые для достижения благородных целей, неизбежно и опошлят цели, и отольются сторицей тем, кто поступает непорядочно. Ответственность за такие поступки обязательно придётся нести. Примеров существует немало.

Не так давно я написал в одной брошюре:

«Французские придворные во времена абсолютизма предпочитали попасть под гневный взгляд монарха — лишь бы не остаться вовсе не замеченными королём. При более или менее республиканской форме правления, вроде бы утвердившейся в современной России, всякий политик столь же озабочен тем, чтобы постоянно находиться в поле зрения средств массовой информации. Лучше уж потерпеть обличения, чем оказаться в информационной пустыне, вдали от оазисов, заботливо возделанных руками журналистов популярных телепрограмм и печатных изданий.

Мне повезло: уже задолго до того, как я решился выставить свою кандидатуру на выборах в качестве претендента на пост мэра Москвы, я не был обделён вниманием прессы и электронных СМИ. Приятно, когда о тебе пишут и говорят, — и не только приятно, но и познавательно: столько нового можно прочитать и услышать о самом себе. Я искренне благодарен тем журналистам, которые не поленились потратить время на создание обстоятельных документальных и беллетризованных повествований обо мне, о моих успехах и неудачах в бизнесе и политике.

Особая благодарность коллективу самой популярной столичной газеты. В течение нескольких лет она добавляла всё новые и новые штрихи к моему портрету. Полотно не всегда получалось реалистическим — но я не в обиде, так как с неизменным интересом отношусь к любым авангардистским экспериментам в искусстве. В отличие от некоторых других известных банкиров, я не считаю правильным экспериментировать в своей основной профессиональной деятельности (акционеры и вкладчики могут не оценить чересчур смелого полёта фантазии человека, которому они доверили деньги).

Мой образ в изображении журналистов двоился, троился, множился: то перед нами безродный выскочка, втёршийся в доверие к власти и с помощью высокопоставленного покровителя ухитрившийся создать банк (без такой поддержки банки, конечно, не возникают); то речь идёт о таинственном конкуренте Джеймса Бонда (страшно подумать: Лебедев, по слухам, занимался шпионской деятельностью в Англии); то со страниц газеты на нас смотрит хищник-банкир, искушённый в закулисных играх и способный влиять на назначения высших чиновников России; иногда фантазия работников пера создаёт и вовсе уж демонический образ мафиозо, без труда присваивающего огромные суммы из государственного бюджета».

Я писал о конкретных людях и их статьях. Судьба обошлась со многими не по-доброму. Но лучше быть благодарным "акробатам пера" и "шакалам ротационных машин", не забывающим о тебе. Если о тебе не пишут, может быть, тебя уже нет? Правда, во время выборов и даже после них (что уже странно) мной больше интересуются зарубежные СМИ, а не отечественные газеты и телеканалы. Инерция? Я же не диссидент.

Сноски:

*01 Кстати, в связи с "успехами" российской внешней политики на украинском направлении один из львовских интернет-сайтов присвоил почётные титулы: Павловский–Таврический, Лужков–Северодонецкий, Березовский–Задунайский!
вверх к сноске

Криминальная интермедия, или торжество справедливости

«Преступление — это не то, что вы совершили, а то, в чём вас обвиняют».
М.Леблан

В 90-е годы любой успешный российский предприниматель обязательно хотя бы раз становился объектом шантажа, давления, рэкета. Всё это, как правило, в качестве психологической "артподготовки" сопровождалось кампанией чёрного пиара. На протяжении четырёх лет был мишенью такой кампании и я.

Для начала вымогательства годилось всё что угодно: от сфабрикованных налоговых претензий до газетной статьи с липовыми данными о якобы имеющихся правонарушениях. В нашем случае забавно было то, что всё перевернулось с ног на голову: правоохранительные органы защищали мошенника, а обвиняли жертву преступления — банк, у которого "потерпевший" похитил 7 млн. долл [*01].

Мы отыскали эти деньги в Швейцарии, и через суд арестовали счета последователя Корейко. Затем подали иски в суды Швейцарии, Англии и США. Но ловкий комбинатор обвёл нас вокруг пальца: он сам написал в генпрокуратуру донос, в котором нас на всякий случай обвинил во всех смертных грехах — от неуплаты налогов до угроз. Тогдашний генпрокурор проявил оперативность, взяв под личный контроль "расследование", и на следующий день после доноса возбудил дело. Подключились соответствующие службы. Затем были вымогательства, инсценированные и реальные покушения, допросы, обыски. И "регулярные советы" от посредников заплатить и закрыть тему «от 10 до 100 млн. долл.».

Мне усиленно намекали, что лучше было бы в такой ситуации покинуть страну. Вся эта вакханалия сопровождалась проплаченными публикациями в СМИ. Одна только известная московская газета опубликовала несколько десятков "разоблачительных" материалов. Особенно усердствовала журналистка Ю.П., сделавшая, наверное, состояние на написании заказных статей о Национальном резервном банке. В довершение всего на базе фальшивых документов был инспирирован иск французского банка к НРБ, грозивший нам разорением. Затем последовал арест наших счетов по всему миру.

Одному тогдашнему премьер-министру, по утрам с гневом читавшему не любившие его олигархические газеты, а после обеда внимавшему лживым нашептываниям приближённых, "доказали", что я наркоман. Крупная шишка "в доме 2" примеряла на меня роль "иностранного шпиона". Ежемесячно менялись "составы преступления" в рамках возбуждаемых и закрываемых дел.

Другой, более поздний премьер, встал на сторону французского банка (от чего бы это?). И, хотя Кремль, опираясь на решения судов, письменно поддержал нас, обратившись к французским властям, премьер упорно проводил линию на "наше поражение", в чём немало преуспел. Премьеры в отставке. Одной из журналисток совсем не повезло — она попала за решётку за шантаж.

Жизненный опыт — исключительная штука. Кто сказал, что умный учится на чужих ошибках? Ерунда. Любой — только на своих. Так что я благодарен "учителям".

Жизнь всё расставила по своим местам. Последователь Корейко разорился в США, и, написав покаянное письмо в Генпрокуратуру, вернулся на Родину. Прокуроры и силовики того "смутного времени" ушли со сцены. Глава французского банка, сыгравший в эту недостойную игру, был уволен.

Иных уж нет, а те далече. Остались воспоминания и почти готовая рукопись книги «Охота на банкира». Только публиковать её не хочется — противно. По слухам, она не очень нравится выведенным в ней реально существующим антигероям, которые и сейчас достаточно влиятельны. Зато для непредвзятых читателей черновика, (а такие имеются) сразу ясно, почему я так истово "защищаю завоевания эпохи Путина" без всяких щедрот Кремля и без знакомств с начальством — всё очевидно. Приведу дословно два документа из числа собранных в этой книге, они не нуждаются в комментариях (мы не подвергали их автора пыткам).

* * *

Генеральному Прокурору
Российской Федерации
Г-ну Скуратову Ю.А.
От г-на Фёдорова И.И.
Почтовый адрес:
322 E.Broadway
Hopewell, VA, 23860
Fax: (804) 4582349

Уважаемый Господин Генеральный Прокурор,

Весьма неприятные обстоятельства вынуждают меня обратиться к Вам с настоящим письмом.
Весной текущего года руководитель так называемого «Национального Резервного Банка» (НРБ) в Москве, господин Лебедев. пригласил меня для участия в международной финансовой трансакции.
Когда преступная подоплёка деятельности для меня стала очевидна., я заявил, что выхожу из этого бизнеса. и вылетел в США.
Начали поступать настойчивые требования вернуться в бизнес с ВЭБовками, затем перешедшие в прямые угрозы физической расправы надо мной и моей семьей, причём в каждой угрозе подчёркивалось, что угрожающие мне господа заручились поддержкой в высокопоставленных российских правительственных кругах.
Около месяца назад господа из НРБ, подделав ряд юридических и финансовых документов, смогли ввести в заблуждение правосудие Швейцарской Республики, вследствие чего часть принадлежащих мне средств оказались заблокированными, что крайне отрицательно сказалось на функционировании моего бизнеса.
Обращаясь к Вам с настоящим письмом, г-н Генеральный Прокурор, я искренне надеюсь, что Вы окажете помощь в ограждении моей семьи, моего имущества и принадлежащих мне средств от преступных посягательств недобросовестных господ, которых я упомянул выше.
В противном случае, я буду вынужден через несколько недель сообщить средствам массовой информации, включая российские, и органам юстиции США известную мне информацию о криминальной деятельности представителей российских финансовых кругов, включая реквизиты банковских счетов, на которых лежат многомиллионные долларовые суммы, добытые нечестным путём.

С искренним уважением,
И.Фёдоров
19 ноября 1996 г.

* * *

Почему генпрокуратура времён Ельцина сразу поверила в этот незамысловатый донос времён опричнины? Догадайтесь. Это своего рода универсальное пособие для мошенника. Ложь, чтобы в неё поверили, должна быть чудовищной. Укради 10 млн. долл., заплати 2 в виде взятки (у нас есть документы, свидетельствующие об этих платежах), составь ложный донос — и "правосудие" смутного "допутинского" времени встанет на твою сторону. И никаких тебе судов — без этого решат.

Через шесть лет вот что написал тот же человек:

* * *

Генеральному прокурору
Российской Федерации
Г-ну Устинову В.В.
Копия:
Центральный Банк
Российской Федерации.
Г-ну Геращенко В.В.
От гр-на Фёдорова И.И.
Почтовый адрес:
573 Virginia Dare Dr
Virginia Beach, VA, 23451, USA

Уважаемый господин Генеральный прокурор,

Написать это письмо было для меня нелёгким решением, ибо оно абсолютно дезавуирует моё послание в адрес Вашего предшественника г-на Скуратова от 19 ноября 1996 года и опровергает содержавшиеся в нём факты. Тем не менее я иду на это, чтобы искупить вину перед оболганными мною людьми и восстановить покаянием своё доброе имя.
Я официально заявляю, что приведённые мною в письме от 19.11.1996 факты в отношении якобы имевших место противоправных действий со стороны главы Национального Резервного Банка А.Е. Лебедева не имеют под собой никаких оснований и являются плодом измышлений, вызванных моим тяжёлым моральным состоянием в те годы.
Я вынужден признать несоответствующими действительности выдвинутые мной обвинения в адрес российских банкиров по поводу "махинаций" с 5,6 и 7 траншами валютных облигаций Минфина России, угроз в мой адрес и в адрес членов моей семьи, а также других якобы противоправных деяний, в которых я обвинял Лебедева Очень надеюсь, что по возвращению в Россию я смогу лично извиниться перед вышеупомянутыми господами за причинённый ущерб их бизнесу и репутации и смогу рассказать о тех людях, которые использовали меня в этой нечистоплотной игре.

>С уважением,
И.Фёдоров
25 февраля 2002 года

* * *

Чего только не бывает в жизни. Разве два воспроизведённых здесь письма — не доказательство, что лучше быть добродетельным, нежели наоборот? Возможны ли рецидивы случившегося с нами в 1995—2000 гг. в современной России? Надеюсь, нет.

* * *

Отказавшись от чёрного PR, теряешь голоса — это своего рода "хлеб и зрелища" современного плебея. Чтобы привлечь внимание обывателя, увы, нужна склока, свара на кухне.

Однако такой способ избрания всегда определяет систему правления.

Изменив себе, точно так же легко можно изменить и "им". Не об этом ли свидетельствует наш горький опыт демократических реформ 90–х годов? Честно, я был готов получить на выборах и 1%, и 2%. Но думающих и неравнодушных людей в городе оказалось куда больше.

Сноски:

*01 Есть и другая версия, расказанная недавно самим участником этой истории «Московскому комсомольцу»:
— Секундочку. Выходит, Вы сотрудничаете с Александром Лебедевым, о котором пишут, что его пытался обмануть с государственными ценными бумагами партнёр по имени Игорь Фёдоров? Вы тот самый Фёдоров или другой?
— Я тот Фёдоров, которого упоминает пресса, но не тот, который пытался обмануть Лебедева, потому что такого Фёдорова никогда не было в природе. Хотя действительно есть одна давняя история с облигациями внутреннего займа, которую пресса, в силу недостатка информации, пыталась трактовать как конфликт между Александром Лебедевым и мной. Впрочем, недостаток информации у прессы отчасти извинителен. Истинные движущие силы разработок спецслужб вроде той комбинации и не должны становиться достоянием общественности.
— То есть конфликт между Лебедевым и вами был "постановочным"?
— Ситуация выглядела приблизительно так. Во второй половине 90-х в среде нечистоплотных бизнесменов вошли в моду мошеннические по сути комбинации с государственными ценными бумагами, которые в том числе позволяли отмывать незаконные доходы и выводить деньги за рубеж. Генеральная прокуратура не могла разобраться с механизмами мошеннических схем, у следователей не было ни опыта, ни специальных экономических знаний. И тогда подобную схему было решено "срежессировать".
— А Лебедев тут при чём?
— Ну, вы же понимаете, что Александр Евгеньевич провёл 12 лет на госслужбе, и это была весьма специальная госслужба. Естественно, бизнес-схему в интересах государства мог организовать только он. Я был одним из участников мероприятий, в результате которых оказалось возможным трассировать облигации, то есть отследить все цепочки незаконных операций с государственными ценными бумагами.
— И каковы же были результаты операции?
— Во-первых, основные лазейки были перекрыты. Во-вторых, случились некоторые перестановки, ушли в тень некоторые госслужащие, осуществлявшие прикрытие незаконных схем, вернулись выведенные под этим прикрытием деньги. Рассказывать подробности ещё не время. Но, вообще-то, я книгу об этом мог бы написать — захватывающий был бы экономический и политический детектив.
вверх к сноске

Административный ресурс: ещё одна панацея?

«Vae victis!» [*01]
Слова галльского вождя Бренна, переданные Титом Ливием
«Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но поражений от победы
Ты сам не должен отличать».
Б.Пастернак

Штаб избирательной кампании находился на Болотной улице в комплексе «Царёв сад» напротив Кремля. То есть в самом центре Москвы. Мы были прозрачны для всех и действовали как бы "за стеклом", на виду. Не было никаких препятствий для общения — каждый москвич мог к нам прийти. В отдельные дни бывало до нескольких тысяч посетителей. Это было утомительно, но нам казались необходимыми неформальные отношения с избирателями: только так можно было узнать настроение жителей города, их мнение о власти, о том, каким должен быть город.

Люди приходили разные, и отнюдь не все были нашими сторонниками. Через день раздавались звонки о минировании штаба. Мы перестали обращать на них внимание. Телефонное хулиганство, разумеется, мешало.

Как-то зашли человек пять бритоголовых братков с одного из рынков. «Отвечаем там за вьетнамцев и китайцев — что будем делать?» — «Взимать налоги и за землю, и за торговлю». — «Мы — за. Надо обсудить». Многозначительно хмыкнули и ушли. Это была реакция на мою горячую линию в «КП» — одной из немногих общероссийских газет, взявшей мою избирательную рекламу.

В городе более 70 рынков, в этом есть и положительные стороны для москвичей (более дешёвые товары). Однако жители Восточного округа, проживающие около огромных вещевых рынков, в отчаянии от антисанитарии и преступности в прилегающих кварталах.

Доходы рынков составляют миллиарды долларов в год; собственники — люди, "широко известные в узком кругу". Строки "доходы от рынков" в бюджете города нет. Нет и данных о занимаемых рынками территориях, об арендных платежах за землю. Налоги от этого огромного бизнеса платятся вряд ли лучше, чем нашими нефтяниками — с той лишь разницей, что нефтяники через Госдуму пролоббировали для себя специальные льготы.

На второй же день работы штаба приехала странная группа людей с оружием в какой-то подозрительной самодельной милицейско-полицейской форме. Они без объяснений блокировали помещение штаба, а через несколько часов исчезли. Сотрудницы штаба изрядно напугались, некоторые уволились. Попытки выяснить у местных и городских властей, что это за военизированные формирования в 300 метрах от Кремля, не увенчались успехом.

«Люди, вооружённые автоматами, заняли штаб главы Национального резервного банка Александра Лебедева. Пока неизвестно, к каким структурам они принадлежат, сообщил начальник пресс-службы НРБ Владислав Кузьмичёв.
Как заявил в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» сам Лебедев, ситуация пока не ясная. Непонятно, имеет ли этот захват прямое отношение к избирательному штабу или это спор хозяйствующих субъектов, так как штаб арендует помещения в здании, где находятся и другие офисы, пояснил он. Лебедев отметил, что работа штаба была блокирована в течение нескольких часов, сейчас штаб работает в нормальном режиме».
Сайт «Полит.Ru»

Возникла идея провести в штабе выставку альтернативного облика города. В Москве есть много скульпторов, архитекторов, художников, которые мыслят несколько иначе, чем нынешняя власть. У них другой художественный вкус, иные представления о красоте и эстетике, стиле и форме. Городской власти, на мой взгляд, не мешало бы учитывать разные мнения. Увы, в городе есть только один авторитет в художественной сфере, именно он определяет скульптурный облик Москвы. Хорошо, что власть города не интересуется кино, поэзией, прозой и музыкой. Представьте себе, что бы нас ждало на праздниках города и стенах домов.

* * *

Только лично встречаясь с представителями различных социальных групп, выслушивая жалобы и пожелания, можно почувствовать нужды и переживания москвичей. Понятно, что у них совершенно разные уровни недовольства. Становится, однако, очевидно, что люди в большинстве своём не в восторге от нынешней городской жизни.

Одни раздражены дороговизной — московские цены уже на первых местах в мире, и это при весьма низком уровне доходов горожан. Другие недовольны ростом преступности, озабочены проблемами безопасности. Третьи — плохой работой транспорта, четвёртые — отсутствием ипотеки, пятые — засильем нелегальной иммиграции, шестые — уничтожением культурно-исторического облика города.

В принципе — неудовлетворённые двигают прогресс, они есть везде. Но в городе накопилась гора проблем, которую в последние годы власти только увеличивают. Как метко подметил Г.Явлинский, надо разгребать кучу, а не сидеть в ней.

«Лужков сам, без всяких имиджмейкеров, профессионально строит свою политическую фигуру. Он одинаково везде безумно хорош — в гневе, в проруби, в трусах или в Думе. Его имидж настолько непоколебим, что Юрий Михайлович, не опасаясь за последствия, легко может отморозить что-нибудь про поворот рек, либо и вовсе назвать Валентину Ивановну Матвиенко Валентином Ивановичем. Во, наш каков, — выдохнет электорат, да и только. Подобным "иммунитетом" обладал разве что Борис Ельцин, сумевший подняться в рейтинге даже после маскарадного падения с моста».
Сайт «Компромат.Ru»

Что было неплохо в работе штаба, так это, во-первых, отсутствие уныния (вряд ли кто-то из моих соратников строил иллюзии относительно исхода выборов); во-вторых, сотрудничество людей с различными идеологическими взглядами: сторонников «Единой России», «Яблока», СПС, «Родины», КПРФ. Они могли яростно спорить друг с другом о парламентской кампании, но работали слаженно.

Самые интересные идеи рождались под взрывы смеха. Атмосфера штаба соответствовала комической атмосфере выборов в Большом Городе, даже не подозревающем о том, что началась кампания, результат которой определит жизнь Москвы на ближайшие годы.

Мэр был молчалив, как возмездие. Ни слова о выборах, только скромные, умеренные, многочасовые телевизионные разъяснения достижений Тверской, 13. Никаких упоминаний о других кандидатах («Городу нужен мэр, а не кандидаты» — один из лужковских лозунгов). Это была неглупая тактика. Зачем пропагандировать выборы и соперников, если ни о первых, ни о вторых никто не знает? Лучше не заметить, блокировав СМИ, чем спорить, доказывать, вести дебаты.

Административный ресурс использовался вовсю. Любая попытка выйти из зоны умолчания пресекалась услужливой челядью главного кандидата, который, пребывая в "трудовом отпуске", крепко держал нити управления командной структурой города, появляясь на мероприятиях каждый день. Ежедневно на мэра трудились 100 тыс. всякого рода чиновников.

Мы понимали, что это для нас выборы — способ сказать правду о городских проблемах, побудить горожан осознать своё право произнести «да» или «нет». Поражение даже отдалённо не напоминало катастрофу. А для чиновников поражение означало крушение "бизнеса", оно грозило лишить власти, угрожало личному благополучию.

Всего месяц по закону отведён на предвыборную кампанию. Три недели ушли только на согласование агитационных материалов с Мосгоризбиркомом. В итоге мы были вынуждены разместить нашу наружную рекламу только за пределами города — в Москве получили отказ. Департамент наружной рекламы собрал всех основных владельцев её носителей и без обиняков "попросил" не размещать нашу агитацию.

Порой вошедшие в верноподданнический раж городские чиновники доводили ситуацию до анекдотической. Наши приятели-художники задумали написать римейк полотна И.Репина «Торжественное заседание Государственного совета», изобразив на картине известных в современной России политиков, общественных деятелей и предпринимателей. Попал в их список и я. Когда были готовы первые наброски полотна, художники решили сделать проекту рекламу и незадолго до выборов разместили на городских билбордах эскизы портретов президента, министров, мэра Москвы и бизнесменов, облачённых в статские мундиры начала прошлого века. Ничего мне не сказав, они — вероятно, с целью помочь моей избирательной кампании — в одном из вариантов для наружной рекламы поместили мой портрет рядом с портретом главы государства.

Большая часть портретов на билбордах и стенах домов уже висела, когда с Тверской, 13 прозвучала зычная команда: «Снять крамольные портреты!» Исполнители засуетились, и в этой суете первым же демонтированным изображением оказался портрет президента России. Причём весь процесс "зачистки" был зафиксирован художниками на фотоплёнку. Представляете, что было с несчастными городовыми да городничими, когда им предъявили эти фотографии.

Александр Лебедев. «Портрет с главой государства»

* * *

Столичные СМИ окружили предвыборную борьбу за пост мэра заговором молчания. Пообещав в случае своей победы лишить многочисленные бесплатные издания бюджетных дотаций и продать их на открытом аукционе, сэкономив городу около 100 млн. долл. ежегодных выплат, я ничего не добился — даже критики почти не было.

Любопытно, что за пределами этого месяца, обставленного рогатками законотворчества Мосгордумы и запретительной практикой Мосизбиркома, состоявшего из людей мэрии, вы практически не можете говорить о Москве — могут признать незаконной агитацией! Например, когда за месяц до выборов на НТВ появилась реклама НРБ «Храните деньги в российских банках, или Суд над олигархами», где действует неизвестный в противогазе (его играл я), ролик официально потребовали убрать с экрана или поставить вопрос о снятии меня с выборов. Я сказал, что в рекламе используется фраза президента «Замучаетесь пыль глотать» [*02], имеющая большой воспитательный смысл. После "изучения вопроса" о том, есть ли такая цитата, от меня отстали.

Мы ежедневно регистрировали факты административных нарушений со стороны городских структур. Составленный нами список, возможно, представит интерес для Центризбиркома. Например, количество появлений в телеэфире мэра, с одной стороны, и всех других кандидатов — с другой, соотносилось как 300:1.

* * *

Председателю Центральной
избирательной комиссии
Российской Федерации
Вешнякову А.А.

от зарегистрированного
кандидата на должность Мэра
Москвы Лебедева Александра
Евгеньевича, Москва,
Ладожская ул., д. 2/37, кв. 83

УУважаемый Александр Альбертович!
25 ноября 2003 г. на телеканале «Первый канал» (ОАО «Первый канал») в новостной программе «Время» (21.00—21.30) был показан сюжет продолжительностью около 5 минут, в ходе которого зарегистрированный кандидат на должность Мэра Москвы Ю.М. Лужков, находящийся в предвыборном отпуске, излагал планы по реконструкции дорожно-транспортной сети г.Москвы, улучшению обслуживания москвичей, что является его предвыборными обещаниями в ходе избирательной кампании по выборам Мэра Москвы.
27 ноября 2003 г. я направил по этому поводу обращение в Московскую городскую избирательную комиссию. Вопрос обсуждался на заседании комиссии 27 ноября. Были приняты решения направить запрос в ОАО «Первый канал» и поручить рассмотреть моё заявление Рабочей группе по информационным спорам и иным вопросам информационного обеспечения выборов.
Сегодня, 2 декабря 2003 г., истекает отведённый законом пятидневный срок для рассмотрения моего заявления, но ответа по существу я до сих пор не получил.
В то же время на государственных телевизионных каналах продолжаются передачи с преимущественным освещением программы одного кандидата. Так, 29 ноября на телеканале «ТВ Центр–Москва» в передаче «Постскриптум» Ю.М.Лужков выступал с изложением своей предвыборной программы в течение примерно 25 минут, что может также рассматриваться как злоупотребление со стороны Ю.М. Лужкова должностным положением.
Учитывая, что до окончания агитационного периода остаются считанные дни, прошу Вас принять незамедлительные меры для обеспечения равенства прав кандидатов на предоставление эфирного времени на государственных телевизионных каналах.

2 декабря 2003 г.,
Лебедев А.Е.

* * *

Увы, это моё обращение в ЦИК, как и десятки других писем по поводу использования мэром своего медиа-ресурса, осталось без ответа.

Один наш единомышленник повесил в своём Интернет-кафе невинные агитационные плакаты. И что вы думаете? Не поленился приехать на 600–м "Мерседесе" глава управы и потребовал снять «это безобразие». А когда хозяин кафе отказался, чиновник, не скрывая угрозы, спросил: «А не боитесь, что у вас витрины побьют за то, что вы не те плакаты вешаете?»

В детских садах и школах собирали сотрудников и инструктировали: «7–го все на выборы. Знаете, за кого голосовать? Правильно, выбираем мэра, кого же ещё?»

Интересно, означают ли собранные нами многочисленные доказательства подобной деятельности городской власти, что соперник реально опасался конкуренции, или это медвежья услуга недалёких чиновников?

Чиновники, блокирующие все попытки общаться с избирателями, чрезвычайно зависимы от мэра. Жажда такой зависимости, наверное, сравнима только с жаждой независимости. Но опираться на подобных людей можно лишь при авторитарной системе правления; современная Москва всё-таки таковой не обладает. Мы знали всё, что происходило в штабе соперника, — не было недостатка в желающих сообщить что-нибудь полезное.

Москва — это не только город, это бизнес. Сегодня пост мэра — это главный актив "Корпорации М.". Можно преклоняться перед его способностями, но не надо забывать о том, что жизнь и безопасность миллионного города не должна зависеть от одного человека, от его симпатий, настроений и художественно-эстетических вкусов. Замечу, что российские корпорации, в советах директоров которых мне приходилось работать, — РАО «ЕЭС», «Аэрофлот» — поняли или скоро поймут: всё больше полномочий должно отходить к коллегиальным органам.

* * *

Больше всего мы размышляли над проблемой — как добиться очной дуэли с градоначальником? Во-первых, очевидно, что именно в очной дуэли можно наиболее эффективно донести до горожан сущность экономической и политической программы. Лицом к лицу, прямо глядя в глаза, в присутствии оценивающей миллионной аудитории — это самый эффективный способ дискуссии на выборах. Тогда у людей есть возможность выбирать. Хватит уже разговоров на кухнях полушёпотом, «под собою не чуя страны». Тем более, что к публикациям в СМИ отношение у людей нередко негативное; сказываются войны компроматов в 90–е годы, они именуются "сливами" и ничего кроме звука, не производят.

Как правило, слонов делают моськи. И в ходе избирательной кампании мэр старательно провоцировал оппонентов на реплики со стороны, демонстрируя при этом слоновье величие. Понятно, что ему просто выгодно было работать в режиме умолчания, не отвлекаясь на демарши оппонентов, которым в публичной дуэли, возможно, удалось бы изменить ситуацию накануне голосования.

Увы, градоначальник блистательно воздержался от любой полемики. Хотя несколько перегибал в своей отрешённости от хода избирательной кампании.

«Вот, скажем, такая фермочка, рядышком она находится, производит не только молоко, она ещё производит 4,5 тонны в день навоза. Вот из этого дела конфетку научились делать неплохо».
Из выступления мэра Москвы Ю.Лужкова

Он ездил по пасекам, открывал мосты, посещал фермы — словом, лепил (как бы невзначай: хлопочем, хоть и в отпуске) предвыборную конфетку. Как я уже упоминал, многочисленные наши приглашения мэра к "барьеру", к диалогу (ну надо же было москвичам в конце концов уяснить суть предвыборной борьбы, различие в подходах к решению проблем города двух основных кандидатов) остались без ответа.

Чтобы зацепить городскую власть за живое, я озвучил некоторые цифры. Заявил, что могу за год вдвое увеличить бюджет столицы, объяснил как. Попытался поговорить о гордости мэрии — Банке Москвы, который вместо того, чтобы развивать ипотеку, предоставляет льготные кредиты для строительства нового здания городского правительства, а также кредитует отдельные известные компании (их немного, увы) для строительства ненужного москвичам элитного жилья. И почему средства городского бюджета находятся в этом банке? Что он платит городу по остаткам? Кому он принадлежит?

В течение нескольких дней раздалось несколько звонков с угрозами и пришли "подмётные" письма — вот и всё.

Городские власти продолжали делать вид, что выборов и оппонентов просто не существует. Технично, ничего не скажешь.

Тщетно пытались мы заинтересовать телеканалы в дебатах. Федеральные, например, объяснили, что "не успели" зарегистрировать в Мосизбиркоме право на освещение хода московской кампании.

«— Увидели ли вы что-нибудь интересное в программах ваших соперников? Возьмёте ли себе на вооружение?
— Нет, ничего такого не обнаружил, хотя читал всё внимательнейшим образом. А вот встречи с избирателями дали немало пищи для размышлений, свежих идей. С ними, с москвичами, и будем советоваться по поводу того, что и как реализовывать.
— Нынешний срок на посту мэра для вас последний. Намерены ли вы подготовить преемника и рекомендовать его москвичам?
— Нет. Преемник должен сам созреть».
Из интервью Ю.Лужкова. «Российская Газета»

<з>Сноски:

*01 «Горе побеждённым!»
вверх к сноске

*02 Из выступления президента на съезде Торгово-промышленной палаты, где он призвал предпринимателей возвращать деньги в Россию. В.Путин предупредил, что российским деньгам за границей вскоре будет не так комфортно, как раньше, ведь борьба западных стран с финансированием терроризма неминуемо повлечёт за собой ужесточение оффшорных режимов. «И вы, — сказал Президент, обращаясь к бизнесменам, — замучаетесь пыль глотать, бегая по судам и размораживая свои средства».
вверх к сноске

 

Заочный диалог: тревожный симптом?

«.Тот гладиатор понимал, что он, действуя подобающим образом, померяться силами с таким достойным человеком не сможет».
Цицерон
«.Храните гордое молчанье».
А.Пушкин

Очная дискуссия с Лужковым не состоялась. Всеми доступными действующему градоначальнику средствами мой оппонент демонстрировал, что снисходить до спора со мной не намерен. Что ж, позиция городского головы вполне понятна: только один человек желает столице лучшего и только он знает, как сделать город благополучнее, красивее и комфортнее; все критики — либо глупцы, либо враги.

В рамках такого подхода можно не замечать, что ресурс нынешней модели управления городом исчерпан, что стратегия Тверской, 13 уже не то что устарела, а просто стала опасной и вредной. Наша страна уже проходила это с Брежневым, Москва — с Гришиным, Англия — с Тэтчер, Германия — с Колем. Поймёшь вовремя — останешься былинным богатырём, опоздаешь — рискуешь разделить судьбу Шеварднадзе или Абашидзе. Здесь нет ничего обидного; это, если хотите, эволюционная потребность любой системы. Вспомним, бессмертие было дано человечеству в наказание.

В одном мэр прав — встречи с людьми действительно самое необычное ощущение из тех, какие дают выборы. Мне, правда, неясно, с кем он встречался? Если со своим партхозактивом, то не считается.

А вот на каждую встречу со мной политтехнологи Тверской, 13 засылали человек 10–20 кликуш, ненормальных, "колдунов и чародеев", смотревших горящими глазами, задававших идиотские вопросы или просто не дававших пройти. Бог с ними, по доброй русской традиции сглаз снимается где молитвой, где чаркой, как говаривал один из моих прадедов (кстати, старовер, не бравший в рот спиртного). Лучше всего понимаешь, что волнует людей, только при личных встречах. Жалко, что почти не дали поговорить со студентами — прямой отказ мы получили от МГУ, МГТУ им. Баумана и ряда других вузов.

На 18 ноября 2003 года была запланирована моя встреча с москвичами в ДК—«Яуза». Всё было на законном основании: место и время были установлены решением Мосгоризбиркома на основе жеребьёвки помещений для встреч кандидатов с избирателями.

Мы поместили объявление в Интернете, разослали приглашения — подготовились основательно. Однако буквально накануне Московская избирательная комиссия своим решением изменила место встречи и перенесла её в кинотеатр «Сатурн», который находится в другом конце города. Понятно, что за оставшееся время мы не могли оповестить всех избирателей о произошедших изменениях. В результате пришлось выступать перед 50–60 людьми, по преимуществу засланными штабом "противника". Каких только гадостей в свой адрес я не услышал. Но через полтора часа мы расстались если не друзьями, то хотя бы уважающими друг друга москвичами.

«В субботу кандидат в мэры Москвы Александр Лебедев был вынужден прервать встречу с бизнесменами и деятелями культуры из-за звонка телефонного террориста.
Сообщение о взрывном устройстве, якобы заложенном в доме номер 10 по Болотной улице, поступило в избирательный штаб Лебедева около 14:20.
Были приняты все меры предосторожности, и о телефонном звонке сразу сообщили в милицию. На место происшествия прибыли сотрудники оперативных служб города. Они попросили собравшихся прервать встречу и покинуть здание.
«Мы понимали, что целью звонка была дезорганизация работы штаба», — сообщил заместитель руководителя аналитического отдела штаба Сергей Пыхтин».
Информационный канал «Выборы мэра Москвы»

Слава Богу, телефоном в Москве пользуются не только провокаторы. Нам звонили известные артисты, архитекторы, политики, говорили, что готовы всячески поддерживать нашу работу. Но в какой форме? В Интернете? Я противник уличных митингов и прочих подобных мероприятий — надо учиться пользоваться "неуличной" демократией.

Конечно, многие люди шли к нам с болью, проблемами. Иногда было просто тяжело слушать их. Но всё же тепло встреч, несомненно, перевешивало отрицательные эмоции.

Жители города боятся многого, например того, что в любой момент их дом объявят якобы не соответствующим нормам, ветхим, аварийным, а потом снесут и построят на его месте казино. И все понимают, что это может произойти с кем угодно.

Непонятно, когда и куда выселят, ничего нельзя узнать у правительства города, потому что нет открытой градостроительной политики, всё делается кулуарно. Вообще, говорили люди, чиновники живут отдельно от нас, это совершенно очевидно. (Помните, Жванецкий говорил: давайте жить вместе, давайте объединим наши праздники.)

Конечно, на встречах иногда заявляли явно засланные люди: «Богатые — все такие». Неправда, разные. Даже среди святых и апостолов (это я, упаси Бог, не о себе) были люди всякого имущественного положения. Мои личные расходы не особенно больше обычных. Разве нельзя представить отличного от меня, но такого мэра, который будет вместе с вами ездить в общественном транспорте. Без спецсигналов. Без строительства бессмысленного (для вас) элитного жилья и прочих излишеств, типа Москва–Сити и Внукова. Которому при этом нет нужды зарабатывать "от городских щедрот": строек, площадок, торговли и др.

Было около десяти случаев, когда учреждения — от высших учебных заведений до коллективов больших предприятий, где должны были состояться мои встречи с избирателями, — получали прямые команды "отменить". При этом встречи могли сорваться за час. Я уже подъезжаю, люди собрались, а всё отменяется. И виноватым оказывался я.

Тем не менее, встречи всё же проходили. И вопросы мне задавали. Ниже воспроизводятся некоторые из них.

Вопросы не без ответов

Erlauben Sie mir bitte eine Frage» [*01].
Фраза, часто употребляемая в Дрездене
— Чем Вы отличаетесь от типичного олигарха?

— За последние 4 года средний олигарх на сырье и металле заработал около 3—10 млрд. долл. На состояние, полученное незаконно или безнравственно, купил виллу на юге Франции, поместье и дом в Великобритании, построил 2—3 яхты (длиной 90 и 120 м), купил 3 самолёта (два Боинга 737 и один 767), купил спортивную команду и спортсменов — всего потратил на личные нужды 1,5 млрд. долл.

Национальная резервная корпорация, не имеющая никаких сырьевых, металлургических и прочих приобретённых на залоговых аукционах "советских наследий", инвестировала более 1 млрд. — в авиастроение и авиализинг, Аэрофлот, энергетику, строительство доступного жилья и гостиниц, реформирование ЖКХ, кредитование экономики России и Украины и благотворительность.

— Что такое «ЮКОС» — передел "питерскими" "пирога" в свою пользу или борьба с произволом олигархов в интересах общества?

— Надеюсь, что второе. Но ведётся эта борьба не всегда корректно.

И увы, на смену вредному явлению — олигарху-капиталисту — приходит ещё более вредное — олигарх-чиновник. Я бы предложил следующее. Создаётся спецфонд, управляемый Сбербанком как самым надёжным и эффективным государственным кредитно-банковским институтом. В этот фонд частные акционеры компаний, имеющих капитализацию свыше 1 млрд. долл., добровольно вносят на 20 лет по 3—5% своих акций. Получается около 15 млрд. Это — залоговый фонд для обеспечения проектов под программу массового строительства малоэтажного быстровозводимого жилья по доступным ценам. Государство в свою очередь выделяет 15 млрд. долл. на ипотеку. Надо, чтобы возводилось не 5 тыс. домов по 300 тыс. долларов в Московской области, а 2 млн. домов в год по всей стране с ценой 30—50 тыс. долларов, с ипотекой на 15—20 лет.

— Нужны ли в России госбанки?

— Такие, как Сбербанк — конечно. Он выполняет ряд важнейших функций в экономике страны и весьма эффективно управляется. Такие, как ВТБ — вряд ли. Чем быстрее его приватизируют — тем лучше.

— Какая основная беда нашей страны?

— Некомпетентность, недобросовестность и коррумпированность нашей государственной службы, в первую очередь, правительственных чиновников экономического блока. У них абсолютно отсутствует чувство общественного долга.

— Как с этим бороться?

— Увы, наши правоохранительные органы в одиночку не справятся — прежде всего потому, что поражены этими же недугами. В странах, которые вылечили подобные болезни — США, Западная Европа, — гораздо большую роль сыграли конкурирующие политические партии и свободные СМИ. Они гораздо чаще выводят коррупционеров на чистую воду, а правоохранительным органам остаётся "определить состав преступления" и процессуально его оформить.

Эти два института у нас не просто хилые, а почти отсутствуют.

— В европейских столицах культивируются бесплатные детские площадки для футбола, баскетбола, теннисные корты, часто принадлежащие муниципальным властям. Городские власти там заботятся о здоровье жителей. Почему всего этого нет в Москве?

— Да, "там" обычно есть и баскетбольные площадки, и бесплатные корты — всё за счёт муниципалитета. Но у нас в городе органы местного самоуправления по существу упразднены. За них выдаются придатки городской власти. К тому же из-за искусственной монополии земля в Москве дороже, чем в Париже или Хельсинки. Всю землю разделили, чтобы получать доходы.

Я недавно отвечал в телевизионном интервью на вопрос, почему мы создали российский культурный центр в Париже. Во-первых, потому, что нашу великую культуру надо экспортировать. Нам нужна "культурная экспансия за рубежом", по выражению президента В.Путина. Это лучший способ разъяснить, кто мы такие, какие мы и как мы живём. Другая причина в том, что цена усадьбы, которую мы купили и где проводим регулярные мероприятия по популяризации российской культуры (а это более тридцати гектаров в окрестностях Парижа), в несколько раз ниже, чем стоимость аналогичной территории в Москве или в её окрестностях. И там практически нет чиновников, к которым надо идти на поклон по любому пустяку, но не с пустыми руками.

Чтобы ликвидировать этот запредельный уровень цен, надо устранить монополию, ввести конкурсную систему, установить контроль местных органов самоуправления, наделив их реальными полномочиями. А такие органы в Москве не выбирают, как, например, в Европе, а назначают. На кого будет работать назначенный чиновник — конечно же, не на горожан, а на отца-благодетеля.

Не должна мэрия принимать решения о строительстве детских площадок в отдельных районах Москвы, о ремонте подъезда, о создании пешеходных переходов или об озеленении. Для этого и есть органы местного самоуправления. Не надо их душить и думать, что люди у нас неподготовленные и мешают центральной городской власти. Сейчас не 90-е годы, когда централизация власти была нужна для преодоления её вакуума, а законодательство ещё не сложилось. По Конституции подобные вопросы в городе мы обязаны решать сами. Но в Москве это пока не работает.

— Александр Евгеньевич, Вам многое не нравится в нынешней городской власти, вы резко отзываетесь о нынешнем мэре. А есть ли у него какие-либо качества, которые вам нравятся?

— Главное качество, которое мне в нём нравилось до 1999–2000 годов (я голосовал за него в 1999 году), — трудолюбие и понимание городских проблем. Он решал самые сложные задачи в условиях, когда всё в стране сыпалось, все пили и воровали. А Лужков развивал город — вспомните Москву в 1992 и в 2000 годах. Но в последние четыре года задачи изменились: надо не укрывать, не прятать добро, как крестьянин от продотрядовцев, а наоборот, делать всё прозрачным. Требуются другие подходы, нужна не ручная, а реальная Мосгордума — как орган контроля, а также наделённое правами местное самоуправление. Нужны конкурсы, аукционы и демонополизация. Аудит собственности. Деполитизация — зачем городу свои СМИ? Петь дифирамбы? Что это за лица за спиной мэра на всяких церемониях — чем они занимаются, защищают диссертации по прерафаэлитам?

Меняются задачи — меняется инструмент. Вот когда яму копаешь, нужна штыковая лопата, потом — совковая, а потом экскаватор.

Политика, как правило, выбирают для того, чтобы он что-то сделал. А после решения проблем, для которых он подходит, как бы это ни было обидно, его меняют. Самый яркий пример — судьба Уинстона Черчилля, который в 1940 году был избран именно для того, чтобы выиграть войну. А после победы в войне понадобились другие. И люди предпочли, чтобы социальные вопросы решала другая команда — правительство лейбористов. Хотя Черчилля помнят и чтят — легенда «доброй старой Англии».

— Деньги — это одна из гарантий свободы. Но в России они почему-то увеличивают зависимость человека от власти. Странно даже — самые богатые люди культивируют в себе психологию раба. Вам это не кажется диким? Может это происходит потому, что все эти миллионы получены нечестным путём или заработаны при посредничестве власти? От близости к ней?

— Я бы не стал столь категорично говорить об этой проблеме, хотя она, безусловно, присутствует. Диалог власть—бизнес пока основан на некотором несоответствии, неравенстве, и это действительно проблема. Стороны учатся понимать друг друга, изгнав из своих рядов заведомо не подходящих для диалога "героев". Но не буду обвинять во всём властные структуры, поскольку считаю, что причины этого надо искать во всей сложившейся системе.

Мы вышли, если кто-то забыл, из шинели тоталитарного режима, который не предполагал существование такого института, как гражданское общество. И в его отсутствии негласный закон жизни формировался за счёт некой договоренности двух сил — Власти и Бизнеса. Если помните, именно этот союз в 1996 году во многом способствовал победе на выборах Ельцина. После чего бизнес в лице его малокультурных и недалёких представителей решил, что он может быть одновременно и Властью. И пытался её, Власть, использовать для дальнейшего обогащения. Так не могло продолжаться. В демократических странах основной закон есть договорённость между Властью и Обществом — что, конечно же, подразумевает более надёжную конструкцию.

Так вот, взаимоотношения власти и бизнеса — это проблема, скорее, гражданского общества. Власть может дать бизнесу привилегии, а безопасность даёт только общество. Надо это понимать. Вот почему следует способствовать развитию в стране гражданского общества. Это одна из причин, по которой идут на выборы.

Другая сторона вопроса состоит в том, что наш бизнес обладает очень низким уровнем культуры. Где построенные больницы, культурные центры и театры? Почему не создаются нужные, а не продажные общественные организации? Сегодня идёт не только процесс смены политических элит; бизнес-сообщество тоже переживает эпоху перемен. Это важная составляющая времени.

Олигарх, за которым не стоит общество, весьма уязвим в своей стране. Олигарх, за которым не стоит Родина, весьма беспомощен и в мировом пространстве. И неконкурентоспособен! А значит, страна не участвует в крупнейших проектах, нашим товарам перекрывают дорогу на мировой рынок. В конечном счёте в проигрыше все мы.

А у богатого человека сегодня не рабская психология, а психология одиночества.

Кроме того, как сегодня может вести себя человек, на которого регулярно падает подозрение? Вот почему задача страны есть воспитание в равной мере бизнеса и власти, формирование гражданского общества и ответственных, всесторонне культурных состоятельных людей. Они, как ни крути, будут. Ведь равенство, по сути, это идея рабов. А таланты мечтают о пьедесталах. Они хотят быть первыми, лучшими. Эту энергию нельзя не использовать во благо страны.

— Александр Евгеньевич, мне кажется, что безумное стремление чиновников остаться ещё на один срок связано с тем, что общество не создало гуманные формы отхода от власти. Ну кем будет нынешний мэр, если вы победите на выборах? Вот вы бы, какой пост и какое жалованье ему бы предложили?

— Во-первых, журнал «Форбс» оценил состояние семьи мэра в 1,1 млрд. долл. США. По закону нажитое в рамках совместной жизни имущество принадлежит супругам поровну. Во-вторых, как в случае с президентской ветвью власти, судьба бывшего мэра может стать предметом закона, принятого Мосгордумой для гуманизации процесса "расставания с властью".

Пока же ситуация напоминает кадры из картины «Бег» — последний пароход из Крыма. Или вывод американских войск из Вьетнама, когда вертолёты эвакуировали своих солдат с крыш домов.

Заметьте, на всем пространстве бывшего СССР это проблема № 1. Везде идёт лихорадочный поиск преемника, способного удержать страну от передела собственности и от уголовного преследования бывшего руководителя. Но поиск безуспешен и часто заканчивается так, как будто речь идёт о монархиях: после долгого отбора в списках "кандидатов" остаются только ближайшие родственники: сын, дочь или жена.

Китайцы сравнивают уход с поста с попыткой спрыгнуть со спины разъярённого тигра. Что-то в этом есть похожее на политическое устройство нашего города. Так, может, проще не ставить трон на спине тигра? Я говорю об ограничении полномочий власти.

Мне вообще больше нравится ограниченная власть, ибо неограниченность всегда ведёт к трагедии. Власть, как картина художника, должна иметь свои рамки.

— Вы бы пошли с Лужковым в разведку? (Вопрос задаёт агрессивно настроенный мужчина, явно симпатизирующий мэру).

— В какую? Общевойсковую, для дезорганизации тылов противника? Нарушать линии коммуникаций, переставлять дорожные знаки, словом, "путать карты" противника? Судя по всему, в мэрии и без меня есть недюжинные специалисты по этим вопросам — мы так толком не можем прочитать бюджет и оценить имущественный комплекс. Или Вы пытаетесь смутить меня моим прошлым? Я им горжусь, как и все, кто служил родине на ответственном посту. Мне нечего стыдиться.

— У Вас нет ощущения неловкости от того, что Вы так негативно говорите о Лужкове? Он же вам в отцы годится.

— Ни в одном из моих устных или письменных выступлений нет ничего личного, только оценки результатов политики управления городским хозяйством, другими аспектами жизни Москвы и предложения по улучшению положения.

— Мы жили последние десятилетие под руководством крепкого хозяйственника. А вы кто? Крепкий финансист, крепкий чекист или, быть может, просто хозяйственник, но хуже Лужкова? И вообще, пост мэра столицы России — это должность для крепких или для умных, для чекистов или для гражданских?

— Мэр-хозяйственник — анахронизм. Не должен глава города лично заниматься закладкой овощей в хранилища, озеленением дворов, ремонтом труб и покраской заборов. Это же популистский миф. Дело мэра — определить стратегию, организовать финансовый блок, набрать команду управленцев-профессионалов, определить с помощью экспертов стратегию в сфере ЖКХ, строительства, транспорта, экологии и др. Если какой-то гражданин недоволен, скажем, состоянием своего подъезда, куда он пойдёт? К мэру? В городе более 12 уровней управления. Пока он доберётся до мэра, его разденут донага.

Необходимо развивать местные органы управления. Главы районных управ должны взять на себя больше ответственности и получить больше прав. Соответственно, нужно увеличить и их финансирование, чтобы ресурсы позволяли решать местные проблемы.

Москве сейчас требуется больше менеджеров, финансистов, учёных-практиков в сфере управления большими бизнес-системами — и никакой политики! Наша столица — мегаполис, по размерам равный небольшому европейскому государству. Естественно, что он живёт по своим законам и нуждается в своих героях. Команда молодых, энергичных, компетентных профессионалов-управленцев сможет сделать экономику Москвы более эффективной.

Руководитель высшего звена города должен эффективно управлять доходной и расходной частями бюджета, экономической стратегией. Он определяет и стратегию заимствований, управляет долгом. Куда, например, ушли 100 млрд. рублей, занятых Москвой на рынке? Следует иметь представление о хозяйстве, но оставить специалистам разбираться в марках бетона, диаметрах водопроводных труб и новых системах отопления. Но всё же знать, как работают финансовая система, транспорт города, какой должна быть работа столичных милиционеров, какая Москве нужна система здравоохранения и социального обеспечения.

Например, о милиции. Москве не нужны 150 тысяч милиционеров. В Лондоне, который больше по территории и числу жителей, число "боббиз" не превышает 30 тысяч. Боевики из ИРА осуществляли террористические акты долгие годы, теперь эта угроза исчезла. По уровню безопасности Лондон не чета Москве. Возможно, нужно тысяч пятьдесят стражей порядка, но более профессиональных, получающих нормальную заработную плату, чтобы не было соблазна брать взятки. Говорить о том, что милиция далека от идеала, стало банальностью. Агентурная работа запущена, за мзду закрываются глаза на многие злоупотребления. Или Вы тоже считаете, что руководство ГУВД не несёт ответственности за теракты?

— Откуда такая уверенность в том, что вы справитесь с работой мэра?

— Давайте перечислим сначала то, чего я не стану делать:

— обеспечивать доходным бизнесом родственников и близких и т.д. — я бы это законодательно запретил;

— допускать монополию в строительстве, в распределении земельных участков под застройку, в торговле и др.;

— дотировать средства массовой информации из кармана налогоплательщиков;

— содержать те предприятия промышленности, услуг, транспорта и т.д., которые не приносят существенных доходов в бюджет;

— содержать "политические игрушки" в городской промышленности — автомобильные заводы и прочие "лозунговые" предприятия, которые производят некачественную продукцию и висят на бюджете города;

— сдавать в аренду городскую недвижимость по смешным (официальным?!) ценам;

— показывать себя в выгодном свете жителям по телевизору за их деньги;

— строить новые здания для мэрии и Мосгордумы за сотни миллионов долларов;

— держать городской бюджет в "близких" банках на бесконкурсной основе;

— покровительствовать тем или иным "любимым" скульпторам, живописцам, архитекторам, поэтам, прозаикам, кинематографистам, бизнесменам;

— отказываться от аудита и открытости имущественного комплекса города;

— прикасаться (кроме реставрации) к исторически значимым частям (зданиям и т.д.) города;

— строить "элитное" жильё в городе;

— пользоваться привилегиями, типа спецсигналов, спецталонов и пр.

— Достаточно, Вы меня убедили. Какое отношение работа в разведке или бизнесе имеет к управлению городом?

— Что касается разведки: опыт работы поможет разобраться, что на самом деле принадлежит городу и какие доходы можно извлечь из этой собственности и имущества.

Относительно связи с бизнесом: Национальная резервная корпорация и одноименный банк занимаются энергетикой, связью, авиапромышленностью и авиаперевозками (примерно около 30 процентов акций «Аэрофлота»), строительством жилья по доступным ценам, банковским делом и страхованием, ипотекой. Ведём большую благотворительную деятельность. В Крыму мы построили современные гостиницу и аквапарк (Алушта, СПА–отель «Море»), и многие москвичи там побывали. «Форбс» оценил активы корпорации в 1,4 млрд. долл. США (приписав почему-то эти деньги лично мне), так что мы обогнали семью мэра.

Опыт управления такой корпорацией нельзя линейно сравнивать с работой в Москве, но, согласитесь, что все эти вещи весьма важны для развития города. Москва сегодня — закрытое акционерное общество. Городское хозяйство принадлежит узкому кругу чиновников и их "друзей". Фактически оно ими приватизировано. Бюджет пополняется налогами и заимствованиями, тогда как при сегодняшних ценах в городе добрую половину доходов должно давать имущество.

Попробуйте определить арендные платежи за нежилые помещения, доходы от предприятий, доходы от продажи муниципального жилья. Кстати, оно вообще не должно продаваться, его следует отдавать очередникам.

Строить должен частный сектор, причём не одна–две компании, как сейчас, а множество строительных фирм, выигравших конкурсы. Москва должна создавать конкурентные условия в строительстве. Сейчас условия для предпринимательства в Москве в разных видах бизнеса неправильные, несправедливые.

Я предлагаю сделать так, чтобы закрытое акционерное общество «Москва» стало открытым. Условно говоря, следовало бы каждому жителю прислать по почте акцию этого акционерного общества. Когда закрытое акционерное общество «Москва» станет открытым с капитализацией на рынке в 50 млрд. долл., все москвичи будут совладельцами этой корпорации. Посчитайте.

Боюсь, что после всего сказанного меня обвинят в подкупе избирателей или популизме. Но я говорю о том, что сделал бы, если бы руководил городом.

Сноски:

*01 Позвольте мне задать вопрос (нем.).
вверх к сноске

Рецепты

«Первая помеха общему народному благу — это незнание самого себя».
Юрий Крижанич

Программа реформирования городского управления должна быть простой и лаконичной, иначе её не поймут или просто не услышат. За счёт выведения "из тени на свет" реального имущественного комплекса города (а имущественный комплекс — это земля, здания, сооружения, предприятия, права на застройку и др.), можно увеличить доходы города вдвое. Я об этом говорил неоднократно.

Понятно, что именно эта фраза была взята под особый прицел и били по этому предложению — удвоению бюджета — изо всех орудий. Но по существу ничего не опровергали, только обвиняли в желании «всё продать за бесценок и убежать».

«Некоторые кандидаты в мэры вообще обещают за год двойное увеличение бюджета. Хотят для этого пустить с молотка муниципальную собственность, передать в частные руки всё, что принадлежит Москве. Ещё один предполагаемый способ увеличения бюджетных поступлений — рост арендной платы за землю и нежилые помещения, используемые под офисы, магазины, склады.»
Из интервью Ю.Лужкова «Комсомольской правде»

Поскольку я и есть тот самый «некоторые кандидаты», то замечу: с молотка ничего пускать не планировалось. Единственное, что стоило бы продать без сожаления, — средства массовой информации. Нам с вами надо оплачивать каждый год из своего кармана газеты, которые лежат кипами в наших подъездах? Жаль, что суть предложений так и не дошла до людей, вся жизнь которых, по их собственным утверждениям, посвящена процветанию Москвы.

Пусть в моих расчётах есть ошибки — немудрено при закрытости имущественной темы, — но обсудить, если надо, опровергнуть, предложения по развитию города, выдвинутые публично, входит в обязанность градоначальника. Ведь не в трамвайной перебранке были произнесены эти слова; расчёты производили серьёзные экономисты, работающие не в убыточных корпорациях и не в заштатных институтах.

А новые источники пополнения бюджета — это не новые налоговые поступления, а деньги в виде доходов от имущественного комплекса, которые сегодня не попадают в бюджет. Вот эти доходы — в первую очередь — должны быть направлены на увеличение пенсий и зарплат бюджетникам.

«Как заявил «Ко» управляющий директор московского представительства AIG Brunswick Capital Management Иван Родионов, примером неэффективного управления можно считать и программу заимствований Москвы. «Никто не берётся назвать хотя бы один достаточно большой успешный финансовый проект, профинансированный за счёт муниципального долга, — говорит Иван Родионов. — Скорее всего, речь идёт не о реальных потребностях бюджета, а о воображаемых, связанных с неумелой финансовой работой правительства Москвы. Налоги и доходы от имущества в принципе делают ненужным все остальные источники.
Возможно, именно из-за провала многих профинансированных городом проектов московские власти рассказывают очень немного о наиболее затратных из них.»
«Компания»

Вот и ещё одна любопытная, закрытая тема. Думаю, даже не столько удвоение бюджета вызывало раздражение отцов города, сколько предложение провести аудит и оценку собственности Москвы.

Что же тут плохого — сделать имущественный комплекс города прозрачным, позволить москвичам узнать, чем владеет столичное правительство от их имени и по поручению? Я имею в виду землю и соответствующие права на неё, жилые и нежилые помещения, предприятия промышленности и услуг. Сколько их? 15 млн. или 10 млн. кв. метров? Какими предприятиями владеет московское правительство? Какова рентабельность, экономическая эффективность деятельности этих предприятий?

Вспомним некоторые детали из истории развития капитализма в стране и в Москве. В частности, противостояние Чубайс — Лужков, которое завершилось тем, что московской администрации удалось добиться "особого пути" приватизации. Именно это поначалу фактически дало мэрии право вето на разгосударствление большинства предприятий, находящихся в Москве. Так чиновники получили мощный ресурс, дававший возможность строго контролировать городскую экономику. Так столичная мэрия — в отличие от других российских региональных и муниципальных администраций — стала главным игроком, а не просто регулятором на рынке.

«Спорткомплексы «Олимпийский» и «Лужники» оказались в собственности Москвы незаконно, уверен руководивший проверкой аудитор СП Владислав Игнатов. Их передача на баланс столицы должна была утверждаться постановлением федерального правительства, а не решением мэрии, говорится в отчёте СП. Вдобавок Москва, вопреки первоначальному плану приватизации, не стала продавать инвесторам по 49% акций «Олимпийского» и «Лужников», а закрепила эти пакеты за собой. Из этого СП делает вывод, что эти акции, «могут быть переданы в федеральную собственность по причине неподтверждения Москвой права собственности на эти объекты».
Разочаровала аудиторов и низкая коммерческая эффективность обоих комплексов. На территории «Олимпийского» расположены магазин бытовой электроники «Эльдорадо», «Модный базар», спортивный магазин «Триал», книжная ярмарка, несколько салонов красоты и фитнес-центров. В 2002 г. администрация получала с арендаторов в среднем $76 за 1 кв. м, сказано в отчёте. По данным СП, снять коммерческую недвижимость в этом районе в 2002 г. можно было минимум за $150—200. А доходы «Лужников» от размещённого на их территории рынка в 2000—2002 гг. были на одном и том же уровне — 163 млн. руб., хотя только с учётом инфляции они должны были, по оценке СП, расти в среднем на 24 млн. руб. в год.»
«Ведомости»

Дальнейшая судьба городской собственности окутана завесой тайны — из 140 городских гостиниц остались единицы, в них у городских властей неконтрольные пакеты. Странным образом управление доходными предприятиями перешло к неким конторкам. Построили Манежную площадь. Где доходы от неё? Москва–Сити? Гостиница «Космос»? Концертный комплекс «Олимпийский»? Реклама в метро? АЗЛК, ЗИЛ, Московский НПЗ, Московский Шинный завод и т.д.?

Для мэрии лишение права на тайну — всё равно что лишение невинности.

Но хотят они этого или нет, всё равно будет снят покров тайны с имущественного комплекса города, с земельных отношений, с нежилых помещений, с предприятий, которые правительству Москвы принадлежат, с прав на строительство. Не через выборы, так через назначение губернатора президентом. В результате будет извлечён на поверхность ещё один городской бюджет или сопоставимые суммы, ещё около 300 миллиардов рублей плюс к тому, что с нас собирают в виде налогов. Вот что лежало в основе программы, и я рекомендую эти простые и понятные предложения любому будущему неподставному кандидату.

После того, как увеличатся доходы города, можно сделать второй шаг — оптимизировать расходы. Нужно посмотреть, какие виды деятельности в городе выгодно полностью отдать на волю рынка и конкуренции, а какие стоит ещё некоторое время поддерживать. Может быть, где-то — скажем, в автомобильной промышленности — стоит помочь просто найти хороших иностранных инвесторов, чтобы город мог производить достойного качества автомобили.

Но там, где предприятия вполне конкурентоспособны, где городская поддержка обусловлена лишь хорошими личными отношениями гендиректора и чиновника, стоит решительно вводить рыночные отношения — выставлять пакеты акций на аукцион, получать в бюджет города соответствующий доход и дальше лишь собирать налоги.

* * *

Если бы мы демонополизировали строительный комплекс в городе, то в результате получили бы не 2—3 компании, которые ну очень близко, как бы тут сказать половчее, домами дружат с московскими чиновниками.

«Лифанов Николай Степанович. 1946 года рождения. Это милый и тихий человек, болеет за «Динамо». У него — офис в центре, строительная компания и крупные подряды. (выделено мной — А.Л.). Последний проект — развлекательно-офисный центр на Нагорной. Смета — за полмиллиарда долларов. Зачем ему выборы?
Злые языки говорят, что Лифанов — страховочный вариант. Засудили бы Стерлигова, отозвала бы партия Лебедева — вот и пропала демократия: безальтернативные выборы.
На вопрос, почему он очень аккуратно высказывается по поводу Лужкова и его команды, Николай Лифанов, кандидат на пост мэра Москвы, отвечает просто: «Потому что люди, которые работают, нельзя говорить, что они плохо работают (это не стиль речи, а стиль мышления — А.Л.) или недорабатывают. Лужков Юрий Михайлович и его команда — это серьёзный коллектив, который решает серьёзные задачи».
«НТВ, программа «Намедни»

Если бы строительство в городе вели 300—400 компаний, которые получали бы подряды на реальной конкурсной основе, а не с учётом степени близости к мэрии и чиновникам, себестоимость московского жилья была бы не 1000 долларов за квадратный метр, а 300—500, что соответствует уровню цен при строительстве за пределами Москвы. (Взятки, которые строители платят чиновникам, входят в цену на жильё, то есть их оплачивает покупатель. В народе это называется — «работы по озеленению правительства Москвы».)

Вспоминаю, как строилась в 1996—1998 годах штаб-квартира Национального резервного банка на Новой Басманной улице. Приобрели права на застройку вместе с договором, согласно которому город отказался от своей доли в обмен на выполнение "обременений" (сети за городом и т.д.) Когда работы завершились, пришли многочисленные комиссии, посмотрели и говорят: «Старый договор не считается, у нас поменялось московское законодательство». Мы удивились: «Как?» Отвечают: «А вот так! Мы передумали. Если не нравится, идите в суд, попробуйте доказать свою правоту».

Идти в городской суд, который тогда ел с руки мэрии, толку мало. "Обременения", как объяснили нам впоследствии продавцы участков, были выплачены. То есть просят, раз собственник сменился, опять "нести".

Мы упёрлись. Три года мучились, всё же вынуждены были вновь заплатить — официально. После этого решили ничего в Москве больше не строить, пока не изменится система. Строим в Подмосковье, Питере, Воронеже, Киеве, Крыму, в Париже. Вот такая история.

Необходимо срочно развивать ипотечное кредитование, это задача банков, которые принадлежат правительству Москвы. Сейчас они кредитуют олигархическую строительную монополию в городе. Почему муниципальный Банк Москвы выдал так мало ипотечных кредитов?

Вот в Израиле произошла своего рода революция, когда ипотечный кредит стал доступен каждому — государство субсидировало процентные ставки. Это и есть формирование среднего класса. Каждый москвич должен иметь возможность получить кредит на квартиру. Нужно также создать систему кредитования с поддержкой малого бизнеса.

НРБ учредил Национальную ипотечную корпорацию, выдав за год примерно 15 млн. долл. кредитов. Темпы быстрее, чем заданные московским правительством. Кредиты, как правило, 10–летние, ставки 10—12% в валюте, для студентов первоначальный взнос 5%.

Это революционное преобразование: в стране взнос в среднем 30%. Ставки и в НРБ всё равно высокие, но их можно снизить, если забрать в бюджет 50 млн. долл. США — доходы от рекламы в метро — и отдать эти деньги на дотации процентных ставок по ипотеке. Или отказаться от увеличения уставного фонда «Банка Москвы» на десятки миллионов долларов — всё равно эти деньги пойдут в виде льготных кредитов "близким фирмам", т.е. не будут потрачены на нужды горожан.

Около 700 тысяч человек в нашем городе стоят в очереди на улучшение жилплощади. Стоят свыше 10 лет. Когда я говорил об этом перед выборами, столичные СМИ в ответ пытались обвинить меня в некомпетентности, утверждая, что на самом деле в очереди 270 тысяч семей. Умножить количество семей на среднее число членов этих семей, конечно, трудно. А ведь за это время построено 30 миллионов квадратных метров жилья; из них 6 млн. хватило бы на то, чтобы расселить очередников.

Это означает, что строят не для них, а для продажи. Но доходов от этих продаж в бюджете не видно. Москвичи жалуются, что они не могут покупать жильё, поскольку оно очень дорогое. Так ведь строится не то, что нужно горожанам, а то, что нужно чиновникам, — для того, чтобы вместе со "своими" строителями зарабатывать. Кто не знает, что 60%7nbsp;жилья в городе оплачивается "кэшем" (наличными)?

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: строить надо то, что реально москвичи могут получить или приобрести, а не казино, игорные заведения, торгово-развлекательные центры и "элитное" жильё!

А пока Москва бьёт мировые и европейские рекорды. Наверное, не многие москвичи знают, что по состоянию на осень 2004 года наш город признан вторым по дороговизне после Лондона городом Европы — и третьим в мире. Мы уверено обошли по части потребительских цен и стоимости жилья все основные европейские столицы, а уж американцев и подавно — в списке самых дорогих городов мира Нью-Йорк, например, аж на двенадцатом месте. Что ж, лозунг хрущёвских времен — догоним и перегоним Америку! — наконец реализован. Остаётся утешаться только этим, ибо во всём остальном мировое лидерство Москвы вряд ли радует жителей нашего города — для всех было бы гораздо лучше жить в самом чистом и безопасном городе, а не в самом дорогом и одном из самых криминогенных.

* * *

Недавно было опубликовано заключение Контрольного управления администрации президента о состоянии экологии в российских городах. Провели исследования в 250 городах, и Москва — на последнем месте. Транспортные пробки играют не последнюю роль в этом "рекорде".

«В 2003 году в Москве суммарный выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух составил 1 миллион 84 тысячи тонн. При этом на выбросы промышленных объектов и топливно-энергетического комплекса приходится 17 процентов от суммарного выброса или 184 тысячи тонн, остальное — заслуга автотранспорта. И уже несколько лет такой уровень выбросов в атмосферу сохраняется неизменным.
Для того чтобы "окружающая среда" не перешла в категорию "среды выживания", необходимо, чтобы затраты на её сохранения составляли не менее 5 процентов от городского бюджета».
Радио «Свобода»

В Москве, как и по всей Руси, традиционно есть две беды — дураки и дороги. Причём дорог гораздо меньше, и от этого количество пробок в столице огромно. Хотя и в пробках есть что-то положительное — они стали местами встречи избирателей со своим мэром. Ежедневно многие москвичи наблюдают странное зрелище: мэр Москвы едет, окружённый кавалькадой спецмашин. Ему создают "зелёную улицу", перекрывая движение всем остальным.

В пробках водители оценивают такие действия городской власти слишком эмоционально. Я не могу их цитировать и должен перевести эти слова так: в общем, это некультурно. Кстати, ничего подобного мэры зарубежных городов себе не позволяют. Встречал, к примеру, мэра Парижа у входа в метро. Можете себе представить: заходит, как обычный пассажир, в метро возле Триумфальной арки. И не создаёт проблем своим горожанам.

А вот наш мэр без спецсигналов, видимо, чувствует себя неуютно. Но ладно бы просто ездил, внося хаос в движение. Он вдобавок ещё регулярно "решает" проблему пробок, чем приводит в ужас всех московских водителей. Поскольку полёт его мысли просто неконтролируем: может реки повернуть, или острова в Чёрном море насыпать.

«Самые увлекательные для меня дни, когда начинается хаос».
Ю.Лужков. «Законы Лужкова»

Но ничего увлекательного в хаосе нет. Пробки — это не только отсутствие движения, но и отсутствие чистого воздуха. Сколько тонн загрязняющих веществ на совести пробок, когда тысячи машин часами стоят у светофоров, нервно гудя моторами?

Я помню Лондон в начале 90-х годов — в городе просто невозможно было передвигаться. Сегодня картина там совершенно другая. Мне кажется, можно пригласить лучших специалистов, предложив им разработать специальную программу для Москвы. И отказаться, например, от строительства нового здания для мэрии и нового здания для Мосгордумы в Москва–Сити. Не важнее ли для нас инвестиции в транспортную систему города, нежели напоминающее строительство египетских пирамид обустройство Внукова? Нас, как всегда, не спросили. И кому будет принадлежать Внуково? Я уже не спрашиваю, чей используют цемент для строительства взлётных полос.

Построить подземные стоянки, пешеходные переходы, найти правильные варианты организации движения. Вряд ли это 10 рядов по Садовому кольцу в одну сторону. Как перестроиться из одного крайнего ряда в другой? Водителю трудно себе представить этот манёвр.

Пробки — это результат не только непродуманной организации движения, но и плоды точечного жилищного строительства.

В переполненном центре буквально втыкают в карту города так называемые элитные комплексы или развлекательные центры. Всё это рассчитано даже не на богатых, а на сверхбогатых людей. Понятно, что покупающие "элитные" квартиры, — в основном не москвичи, а приезжие. У них на квартиру 2—3 машины. В Триумф–Паласе около 1000 квартир. Представляете, какой автопарк у такого дома! Утром все выезжают. Приехали.

Ближайшая транспортная артерия закупоривается. Почему строят именно в центре города вне зависимости от условий транспортной развязки? Потому что так можно больше заработать денег. А что касается благополучия и самочувствия москвичей — это вопрос десятый. Функцией городских властей стала чистая коммерция. Почему нет подземных стоянок? На них не заработаешь так, как на жилье.

Сегодня в центре нужно прекратить всяческое строительство, проводить только реставрацию памятников и работы по сохранению культурно-исторического облика города. А такие вещи, как снос «Военторга» и попытка построить там торгово-развлекательный центр, — вещи недопустимые. Они как раз вытекают, на мой взгляд, из отсутствия системы разделения властей в городе. Дума подконтрольна правительству, органов местного самоуправления нет, СМИ московские понятно кого обслуживают. Это советская система в миниатюре.

Демонтировать её удастся лишь тогда, когда Дума станет реальным контролирующим органом и будет избираться из числа просвещённых, профессиональных политиков, а не из тех, кто по 200 дней в году проводит в командировках за рубежом — например, для изучения опыта работы зоопарков в Китае.

В Думе, кстати, должно быть не 35 человек. Потому что Москва — это громадный мегаполис, город с бюджетом в 10 млрд. долл., с населением более 10 миллионов, с площадью в тысячи квадратных километров.

«По информации Комитета защиты москвичей, сейчас в столице около 500 инициативных групп граждан активно отстаивают свои права при уплотнительной застройке. Каждая собирает по 1000 с лишним подписей. То есть в потенциале это около миллиона очень активных избирателей, которые наконец на собственной шкуре убедились, что выбирать разных депутатов нужно не только по принципу "красивый парниша".
Через год в столице пройдут выборы в Мосгордуму, и их результаты могут быть уже далеко не такими предсказуемыми, какими они были раньше. То есть мэрия может получить реально оппозиционную Городскую думу вместо той привычной, что имеет сейчас. Так, собственно, и рождается настоящее гражданское общество. Правда, нужно ли власти это "настоящее" — ещё большой вопрос»
В.Волошина, «Известия»

Ещё раз о СМИ, принадлежащих правительству Москвы. Они в основном занимаются восхвалением и пропагандой реальных и не очень реальных достижений московского правительства. Это дорого для фимиама. Примерные дотации, по подсчётам депутатов, на ТВ–канал, газеты и радио составляют около 100 млн. долл. в год.

Зачем мэрии содержать собственные СМИ — не понимаю. Надо их выставить на торги, выручить за них миллионов пятьдесят долларов, что вкупе с ежегодной экономией на субсидиях (100 млн. долл.) составит хорошую прибавку к пенсиям.

Вот мы говорили об имущественном комплексе города, чтобы он начал, наконец, работать на москвичей. Некоторые депутаты Госдумы, например, предлагают ввести в масштабах страны сырьевую ренту — налог на недра, используемые сырьевыми компаниями. В Москве нет ни нефти, ни газа, но есть имущество и земля, а это по доходности — те же скважины.

И ещё. Зачем городским службам строить за пределами Москвы? Непонятно. Скажем, жильё в Санкт-Петербурге; там и без нас отличный строительный комплекс. Демонополизированный — в отличие от московского. Почему за деньги москвичей нужно вообще что-либо делать за пределами города?

Зачем содержать банки, которые принадлежат правительству Москвы? Чем занимаются в Москве сотни крошечных банчков, скорее напоминающих прачечно-отмывочные конторы?

«Банки идут туда, где к ним власть нормально относятся. Мы нашли возможность выделить землю и помещения под 800 банков и их филиалы».
«Российская газета»

Проводились ли конкурсы на обслуживание денежных потоков города? Почему арендные платежи за имущество города поступают в Русский земельный банк? Какова экономическая эффективность строительства так называемой монорельсовой дороги? Зачем передвигали мост, соединяющий Фрунзенскую набережную с Парком культуры, — кто ходит по нему? Во что обошелся новый мост через Москву–реку у храма Христа–Спасителя?

Только за счёт того, что было перечислено (приватизация СМИ, конкурс на обслуживание денежных потоков города, запрет расходов за пределами города, отмена строительства новых зданий для мэрии и Мосгордумы, продажи Внукова и Москва–Сити) можно сэкономить и собрать не менее 3—4 млрд. долл. США буквально в течение полугода. Пенсионерам и работникам бюджетной сферы это должно быть интересно.

 

Болезни крови. Чистой

«Ксенофобия — пролог деградации.»
Ж.П. Сартр
«Не только государственные органы, но и общество должно незамедлительно реагировать на любые проявления ксенофобии и религиозной нетерпимости, решительно бороться с ещё встречающимися проявлениями инфекции бытового национализма».
В.В. Путин. Из выступления на II съезде Всероссийского азербайджанского конгресса

Болезненные вопросы, которые избиратели не раз мне задавали перед выборами, звучали так: «Как решать проблему национального состава Москвы? Сколько можно терпеть приезжих с Кавказа? Когда численность населения в городе станет стабильной?»

Понятно, что проблема взаимоотношений москвичей и приезжих реальная, отнюдь не надуманная. Столь же понятно, что решать её следует не так, как призывал один из моих соперников на выборах (г–н Стерлигов рекомендовал отбирать у приезжих квартиры и машины). Я думаю, что ситуация улучшится уже тогда, когда удастся если не пресечь, то ограничить нелегальную иммиграцию.

Далее. Давайте зададим себе вопрос: а кто завозит в Москву гастарбайтеров? Не чиновники ли, которые тесно связаны с двумя—тремя "родными" строительными компаниями? Если демонополизировать строительный комплекс, то ситуация улучшится. Если у нас вместо двух будет 300 строительных компаний, плюс ужесточение и соблюдение законодательства, то и проблема нелегальных иммигрантов будет решена. Конкуренция!

«Москва — это единственный российский город, в котором прошлогодняя перепись выявила более чем 20–процентное превышение реального населения над официальным. "Потерянными" оказались почти 2 миллиона человек. Причина этого очевидна — популистская политика (выделено мной — А.Л.) ограничения трудовой миграции. Однако отсутствие московской регистрации у гастарбайтеров не останавливает работодателей — и приезжие становятся "невидимыми" для статистики и властей. По разным оценкам, иногородние специалисты занимают в Москве до 30% рабочих мест в некоторых отраслях городской экономики».
«Компания»

Понятно, почему сюда приезжают за длинным рублём, в том числе и люди, склонные к правонарушениям. В городе обращается огромное количество чёрного "нала", в основном в строительстве и в торговле на рынках. Устраните этот незаконный оборот — исчезнет и питательная среда для многих нарушений закона. Ликвидируйте 350 из 500 банков — это отмывочные конторы. И не станет инструмента для чёрного рынка незаконных денег.

Гастарбайтеры помогают переварить эту денежную массу. Они не значатся в официальной статистике, а значит, не учтены и в планах развития транспорта, социальной инфраструктуры и жилищного строительства. Это и вызывает серьёзнейшие проблемы и острое недовольство москвичей, у молодёжи легко приобретающее характер националистической агрессии.

Есть и другая сторона вопроса. Представьте себе человека, незаконно проживающего и работающего в Москве. Он беззащитен перед поборами хозяина, вкалывает по много часов, прячется от всех. Он ощущает, что его как бы вовсе нет. От всего этого у него развивается подпольное сознание, чувство ущербности. Представляете себе качество работы таких людей (а они заняты, в основном на строительных работах)? А как они любят нас, москвичей?

Моя мама как-то в начале 90-х годов познакомилась в метро с семьёй чеченцев, с тремя маленькими детьми. Они бежали из Грозного, негде было жить, без денег. Они прожили две недели у неё в маленькой двухкомнатной квартире. Потом были азербайджанцы, беженцы из Молдавии. До сих пор пишут слова благодарности. Но многие ли из нас так поступают?

Единственный способ "культурного досуга" для нелегальных рабочих — алкоголь. Или наркотики. Вот она, угроза городу. Дело не в том, что это "они" — приезжие, чужие, да ещё с другим разрезом глаз. Дело в том, что "они" вот так живут, в таких вот ужасных условиях. Надо бороться со средой, а не с последствиями ущербной политики городских властей.

А нелепые силовые решения в данном случае только навредят. Взять хотя бы проверку паспортного режима столицы. Ежедневно, но особенно по пятницам (впереди выходные) бравые ребята в форме муниципальной милиции тщательно проверяют у гостей столицы документы. Точнее — карманы. Ведь ищут они не нарушителей, а дополнительный заработок. Причём проверяют и обыскивают в основном лиц так называемой кавказкой национальности. Понятно, какие настроения в обществе создаются.

Деликатный вопрос — национальность. Мы ещё, надеюсь, не забыли, что Советский Союз развалился в том числе и из-за национальных противоречий. Не получилось новой исторической общности.

На всякое национальное размежевание трудно смотреть без боли. И когда один из кандидатов в мэры начал делать националистические заявления, я обратился в суд и в Избирательную комиссию Москвы. Жаль, что судебные органы и Избирком «не обнаружили» в высказываниях известного гробовщика ничего особенного.

«Мосгорсуд отклонил претензии кандидата в мэры Москвы Александра Лебедева к другому кандидату — Герману Стерлигову.
28 ноября суд признал иск Лебедева необоснованным и решил не снимать Стерлигова с предвыборной дистанции. В иске Лебедева говорилось о высказываниях Стерлигова, которые, согласно законодательству, можно трактовать как проведение агитации, возбуждающей социальную, национальную и религиозную вражду.
Тем не менее, суд отклонил иск Лебедева и отказался снимать Стерлигова с предвыборной дистанции. Ранее Московская избирательная комиссия даже не приняла к рассмотрению заявление Лебедева по поводу высказываний Стерлигова.
Мосгоризбирком во вторник решил направить в городскую прокуратуру запрос относительно некоторых предвыборных лозунгов в агитационных материалах кандидата на пост мэра Москвы Германа Стерлигова.
В частности, этот кандидат направил в средства массовой информации материалы, в которых прозвучала фраза «Москва — русский город». Спорным стал момент, является ли данный лозунг призывом к разжиганию межнациональной розни, что категорически запрещается законодательством. Если решение прокуратуры будет положительным, кандидату грозит снятие с предвыборной гонки».
РИА «Новости»

Государственные границы не только очерчивают территорию страны, но и предопределяют некоторые особенности национального самосознания. Если мы обозначим свою государственную идею как исключительно русскую, то, очевидно, изменятся и контуры границ. Страна, вероятно, станет другой, какой — неизвестно, но, безусловно, меньше по территории.

И не будем забывать давнюю национальную идею, идею о том, что Россия — это пространство, на котором соединились славяне, тюрки, угро-финны, где тысячу лет более или менее мирно сосуществуют православие, ислам и иудаизм. Это уникальное явление. А проводить анализ крови, выяснять этническую принадлежность тех или иных людей представляется глупостью, направленной против целостности государства.

Один мой приятель как-то в шутку произнёс: «Мне нравятся люди, которые успели стать русскими». Пусть каждый заглянет в историю своего рода и поймёт, что в разные века его предки назывались по-разному. Но всё это время мы жили в одной стране, ели один хлеб, слушали одни и те же песни, стихи, музыку.

Очень важно понимать, что не народ создаёт культуру. Это культура создаёт народ. Культурные общности редко бывают моноэтничными; не "кровь", а самосознание определяет самоидентификацию человека.

Спор цивилизаций (который отнюдь не обязательно должен приобретать конфликтный характер) продолжается; на особенности этого спора–диалога влияют самые разные факторы, в том числе, например, рождаемость. Взгляните на наши восточные границы — наш сосед имеет 1,5 млрд. населения. Уже не вопрос, будут китайцы жить в Сибири или нет. Вопрос в том, кем они себя захотят называть — китайцами или россиянами?

Жаль, что гробовых дел мастера не сняли с дистанции. Это было политически неверное решение. Может быть, он был нужен Тверской, 13 — на его фоне было проще быть в белом? Грозить и конформистам, и радикалам? Но, как говорят, шут — это роль, а дурак — это судьба.

«Меня игнорируют, потому что я говорю о колонизации Москвы кавказцами. Я знал, что Лебедев не придёт на теледебаты. Банкир или ростовщик, который общается с людьми разных национальностей, не может себе позволить находиться рядом с человеком, который говорит о засилье кавказцев в Москве. За пять минут я смогу потезисно рассказать свою программу. В случае, если меня выберут в мэры, в кратчайшие сроки обязуюсь выселить 2 млн. людей, которые купили московскую прописку. Поскольку все они живут не на вокзалах, а ездят не на хромых кобылах, то сразу же решу вопрос с жильём и автотранспортом».
Из предвыборных речей Г.Стерлигова, кандидата в мэры Москвы

Ещё не состоявшееся выздоровление, или как хорошо, что мы больны не вами.

«Здоровье — состояние организма, при котором правильно, нормально действуют все его органы.»
Словарь русского языка (1981)
«Мэру. в тот день нездоровилось.»
Уолтер Миллер

Тем из нас, кто смотрел октябрьские теледебаты Буша и Керри, заметили, как у президента дрожали руки. Он выступил слабее и начал терять имеющееся преимущество. Предположу, что Буш был бы не против обойтись без дебатов. Увы, у него нет такой возможности.

Согласитесь, чем-то предвыборная борьба напоминает суету брачного периода в животном мире. Поведение кандидатов, людей более или менее нормальных в обычные периоды жизни, при приближении к урнам странным образом меняется. Чувствуется резкая озабоченность дальнейшим продолжением жизни по своей предвыборной программе. Электорат воспринимается как самка, которую всеми правдами и неправдами надо отбить у конкурентов, для чего необходимо, согласно ритуалам, показать себя с наилучшей стороны, расправить крылья, вспушить хвост и т.д.

Это сравнение достаточно корректно, поскольку кандидаты в ходе выборного процесса не всегда ведут себя как представители вида homo sapiens. Поэтому демократическое действие нередко превращается в балаганное представление, а попытка оппонента реализовать своё конституционное право быть избранным воспринимается как личное оскорбление.

Вот и в Москве градоначальник всем своим видом демонстрировал, что прочие баллотирующиеся на пост нанесли ему обиду, покусились на его должность. Недопустимая вольность! Но ведь должность-то — выборная! Понятно, что раз в четыре года человек просто обязан выдержать конкурс, отстоять своё право её занимать. Но понятно не вполне — и не всем региональным властителям. В таких условиях желание Кремля назначать региональных руководителей мне, например, не кажется неожиданным.

Возьмём отказ от дебатов со своими оппонентами. Мотив заявлен: мои дела, мол, на виду, меня все хорошо знают, и добавить мне нечего. Но ведь мэр должен говорить не только о том, что сделано, но и о том, что не сделано, и о том, что ещё предстоит сделать. Не станет же он всерьёз доказывать, что в городе всё отлично, вообще нет проблем?

Кто бы ни победил на выборах — лучшее из программ всех претендентов должно быть востребовано.

Вот, допустим, публично предлагает кто-то провести инвентаризацию собственности в Москве. Мэрия, что, против? Никто не знает.

Уклонение от публичных дебатов выглядит очевидной слабостью; Бог с ними, с оппонентами, которым даётся понять, что мэр им не ровня. Но молчание мэра оскорбительно для москвичей, которые не могут получить исчерпывающую информацию о проблемах города.

Москвичи имеют право иметь на должности мэра лучшего, а не только заслуженного. И если бы мэр действительно желал благополучия Москве, а не сохранения за собой должности, он бы, несомненно, активно участвовал в этом конкурсе на замещение вакантной должности. И победил бы гораздо более достойно, и чувствовал бы себя увереннее, пусть даже при меньшем числе голосов, но большем числе соперников. Не устраивал бы смешных сведений счетов после выборов, не науськивал бы свои ручные СМИ на обидчиков и не подавал бы в суд, полагая, что обязательно победит.

Мы помним, что всем, что есть хорошего в Москве, мы обязаны — в том числе — мэру. Но и за всё плохое, за то, чего не хватает в столице, он несёт долю ответственности.

Почему любое предложение улучшить систему управления городом встречает такое жёсткое сопротивление? Вот если бы у мэра, допустим, заболели пчёлы, а ему бы позвонили и сказали, что есть очень хорошее лекарство?

Странно, но лекарство для города никого не интересует. Наверно, когда речь идёт о финансовых потоках, лучшее должно стать врагом хорошего. Никто из начальства всерьёз не поинтересовался, например: а как предполагалось в два раза увеличить бюджет города? Более того, именно эта идея продолжает вызывать возмущение. Управляемые мэрией СМИ периодически рассыпаются в неубедительном хихиканье.

«Когда Лужков пошёл на третий срок, ситуация изменилась в принципе. И конкуренты стали посерьёзней, и сами пиарщики пообтёрлись, и Лужков уже стал "уткой, хромающей на обе ноги". Соответственно соблазн срубить его на взлёте стал иным. Более наваристыми стали и призовые — похорошевшая за последнее время Москва стала ещё более лакомым куском. Это только пришпорило честолюбие российских олигархических групп, к ногам которых, как к копытам батыевского коня, к тому времени покорно легла большая часть страны. "Победители" не могли мириться с тем, что на карте, как гвоздь в лавке, торчит один-единственный "остров Свободы". И губернатор острова пинком отшвыривает все предложения, от которых до него не смог отказаться никто.
На эти выборы олигархия делегировала, словно монгольская конница Челубея, своего назначенца — в прошлом разведчика, ныне банкира. Но "под Челубея" просились новые пиар-ходы, которые торпедировали бы позиции столичного градоначальника. И они были придуманы. Подручные "золотые перья" после мозгового штурма решили использовать тактику многоступенчатого, "ползучего пиара". Условное название акции было «От хорошего — к лучшему».
Сначала банкир, безусловно, признал заслуги действующего мэра и даже снялся с его книжкой-пособием в руках. Потом ненавязчиво вбросил в массы мину-идею замедленного действия: мол, хоть Москва и хорошеет на глазах, это происходит не благодаря, а вопреки заслугам столичных властей. А вот он-то с такими финансовыми возможностями, какие представляет город, мог бы увеличить доход городской казны "в разы". Но радужные планы гениев креатива оказались выброшенными на прибрежный песок.
"Неудобный" московский избиратель и на этот раз распознал, откуда дует ветер и каким образом увеличится "в разы" городская казна. Путь-то был один — только за счёт лихорадочной продажи направо и налево столичной недвижимости, которая стабильно приносит доход городу и его жителям».
«Московский комсомолец»

Гвоздь в лавке, стало быть, Москва. Только одинокий Пересвет-Ослябя противостоит монгольской коннице, охраняя "остров Свободы". А вокруг современная Россия, завоёванная силовиками Батыя.

Замечательный образ; во всём, за исключением шевелюры, очевидно сходство Лужкова с Пламенным Фиделем. Такой же блестящий оратор, способный произносить часовые монологи, и такая же неистовая защита устаревшей модели экономики. Кстати, у Кастро социалистическая собственность, а у мэра недвижимость одинаково стабильно приносят доходы жителям. Там подконтрольный остров, здесь город. Закрытость, подозрительность, истина в последней инстанции.

Федеральное правительство сегодня относительно открытая и прозрачная организация, которая действует по современным правилам, принципам и законам. Столица серьёзно отстаёт по развитию. Москва должна стать более российским городом, чем она до сих пор была, а не торчать из карты нашей страны свободным гвоздём.

Нам необходимо сделать всё возможное, чтобы в повседневной жизни горожан упрочивались ценности русской и многонациональной отечественной культуры, чтобы укреплялись экономические связи столицы с регионами страны, чтобы на московском рынке и в экономике города преобладал российский производитель.

Наряду с высокими "европейскими" стандартами жизни в Москве должны утверждаться и стандарты общероссийские: социально приемлемые цены на жильё и товары массового спроса, доступность здравоохранения и качественного образования, стабильный рынок труда, сбалансированная миграционная политика. Это уже есть во многих регионах страны. Должно быть и в Москве.

Не лучше ли было мэру выслушать сказанное здесь в ходе прямых дебатов? Все эти слова я хотел высказать лично. Мол, так и так, уважаемый мэр, давайте разберёмся с имуществом Москвы, посмотрим на проблемы города вот с этой точки зрения. Все мы заинтересованы в том, чтобы Москва стала лучше, краше, богаче, эффективнее, чтобы среди её жителей не росло социальное расслоение, и т.д.

Дебаты в прямом эфире — основа основ любой избирательной кампании в демократическом обществе. Избиратели не должны лишаться информации, ведь именно в ходе прямой дискуссии между претендентами на пост мэра они получают возможность оценить, где пропаганда, а где реальные факты. В Германии, например, существует закон, согласно которому кандидат, отказавшийся от дебатов в прямом эфире, снимается с выборов.

Опытный политик, мэр в публичных дискуссиях имеет большой опыт, он отличный оратор, чего бояться? С книгой сложнее — на неё можно возразить только в суде, в газетной статье или закулисно. Позиция слабее.

Давайте посмотрим на прошедшие мэрские выборы реалистично. Несмотря на то, что в избирательном списке значились четыре фамилии, выборы были явной бутафорией. Реальным претендентом на "престол" можно было считать всего одного кандидата. И то, что этот один отказывался участвовать в дебатах, говорит о многом.

«Для самых твердолобых — на Третьем кольце: кепка — это Лужков, фуражка — Грызлов, шлем — Шойгу, тюбетейка — Шаймиев. Смотри — не перепутай.
Но всё время что-то случается. Очередной участок Третьего транспортного кольца, первый поезд прошёл по монорельсовой дороге. Съезд пчеловодов собрался в Москве, и в речи мерещится политический подтекст.
Юрий Лужков, мэр Москвы: «Они ещё воровки, эти серые кавказские пчёлы. Вороватые жутко. Берём оттуда — они ленивые, медленные. А мы говорим — она лучше, потому что она не кусается. Не нужно нам этого».
Неделя до выборов, а кандидат в Адыгее — поехал разговаривать о том же пчеловодстве, поддержке животноводческого комплекса и открывать мечеть.
Вопрос корреспондента: «А почему вы отказались от дебатов в этой кампании?».
Юрий Лужков, мэр Москвы: «Партия отказалась от других теледебатов, где всё происходит вульгарно, недостойно. От теледебатов, которые похожи на ругань у колодца».
Эти выборы не запачканы борьбой.
Это кому-то нужно бороться, чтобы проиграть, а кому-то и бороться ни к чему».
НТВ, программа «Намедни»

«Ругань у колодца» — это о выборах в собственном городе. За это время на московском пространстве появился единственный политик, который может продолжить дело градоначальника. И это Лифанов. Действительно, зачем такие выборы?

* * *

Можно и нужно отказаться от дебатов с кандидатом, разжигающим в эфире межнациональную рознь. Причины тут абсолютно понятны. Не следует беседовать с человеком, проповедующим плебейский фашизм. Объяснения излишни. Но именно этого человека Избирательная комиссия, укомплектованная Тверской, 13, отказалась снять с выборов по моему заявлению. Как и "московский" суд. (Кстати, господа, выборы уже состоялись, вам бояться нечего — так, может быть, всё-таки привлечь "гробовщика" к ответственности за разжигание межнациональной розни? Или закон говорит иное?).

«Есть люди, в которых живёт Бог. Есть люди, в которых живёт дьявол. А есть люди, в которых живут только глисты».
Фаина Раневская

Мистика. Участие в борьбе за мэрство регулировщика последнего пути "г–на Безенчука" так влияло на атмосферу выборов, что они стали подозрительно похожи на поминки. Нервное ритуальное молчание, потупленные взоры, стыдливо прячущиеся от вопросов.

СМИ сразу приняли правило игры — о действующем мэре или хорошо, или ничего. Об остальных ничего, как и о самих выборах.

«Такой блестящий игрок в урны-напёрстки, как Юрий Михайлович Лужков, конечно же, на голову с кепкой выше всех своих оппонентов. И только Стерлигов омрачает его думы о предстоящих выборах, поскольку невольно переводит процесс из политической зоны в обрядовую, что может несколько снизить значение победы.
Лужков изумительно тонко выбрал концепцию борьбы — как соревнование фигур. Эдакий конкурс красоты сделанного. И поскольку лично его фигура давно уже бронзовая, то напряжённого состязания явно не будет. Главное тут не допустить движения фигур, иначе бронзовение станет очевидным недостатком.
Вот почему Лужков так старательно избегает динамики, всем своим видом призывая своих оппонентов к спокойствию и благородству. И тут очевидно, что чисто в концептуальном плане Стерлигов для Лужкова скорее классово близкая фигура, так же склонная к красоте вечного спокойствия, и понимающая необходимость тихого немногословия происходящего процесса».
Сайт «Компромат.Ru»

Дорогой Мосизбирком, согласитесь, выборная кампания в Москве была ущербной, несправедливой, не делающей чести отцам города. Вы же сделали всё, что в Ваших силах, добавив мне добрых десять процентов голосов: ведь Тверской, 13 было обещано, что у соперника не будет больше 1–2%? Иностранные СМИ критикуют федеральные выборы. Полноте. Истина познаётся в сравнении. Федеральная кампания в парламент велась по относительно справедливым правилам: всем партиям и блокам было предоставлено одинаковое время прямого эфира на всех федеральных каналах, пусть одной партии и подыгрывали, показывая официальных лиц партийных лидеров. В Москве и этого не было.

«У «дорогой моей столицы», у 10 миллионов со счастливой пропиской — один мотив: живём, слава Богу, неплохо, и не надо нам тут ничего менять. Вот и получается: не выборы — детский сад какой-то.
Это где-нибудь в Европе, выбирай десять процентов страны себе начальника, на улицах бы галдели "правые" и "левые". А наша столичная схватка за власть клонит в сон, как погода в декабре. Зато ни "чёрного пиара", ни грязных технологий.
Герман Стерлигов, кандидат на пост мэра Москвы: «Дивные вещи случились за последний месяц. Из офиса меня выгнали. Бизнес практически рухнул. Народ шарахнулся как от зачумленного. Говорят: «Герман, ты сейчас выбираешься, а если Лужкова выберут, то что с нами будет, если мы будем тебе помогать?»
НТВ, программа «Намедни»

Я никому не жаловался на отсутствие доступа к СМИ. Но было "за державу обидно", когда выстраивалась очередь из желающих поговорить с кандидатом корреспондентов ведущих западных каналов и газет. Первый канал телевидения Японии, Си–Эн–Эн, Би–Би–Си, «Лос–Анджелес Таймс», «Нью–Йорк Таймс», «Фигаро». А хотелось разговаривать в первую очередь со своими.

Мэрия муссировала слух, что это-де некая негласная "установка сверху". Однако многочисленные весёлые шутки представителей федеральных властей, их поддержка породили сомнения. Стало ясно, что с "установкой" что-то не так.

Затем стали понятны мотивы немоты. Оказалось, что основной федеральный канал "стоит в очереди" в мэрии на площадку в районе Кутузовского проспекта, чтобы освоить 100 млн. долл. для новой штаб-квартиры. У мэрии имеются и иные, не менее эффективные средства для того, чтобы заручиться лояльностью СМИ. Спонсорские контракты. Возможность дать дружественной фирме подряд. Льготы по использованию помещений.

При мне один из руководителей ведущего телеканала страны по телефону согласовывал (без моего на то согласия) показ моей избирательной кампании с известным олигархом, находившимся за рубежом на футбольном матче. Согласия, видимо, не последовало.

«До сих пор из знакомства с отечественными СМИ можно было понять, что пороки и злоупотребления, разъедающие российскую власть сверху донизу, счастливым образом отсутствуют в черте Московской кольцевой автодороги. Это дополнительно повышало привлекательность Ю.М. Лужкова в глазах избирателей.
Природу данного феномена можно объяснять различно. Возможно, в силу некоторого особо благоприятного стечения обстоятельств в г.Москве не действуют законы и обычаи, определяющие поведение остального российского чиновничества, — у Бога чудес много. Возможно, беспорочная идиллия царит в Москве по той же причине, по какой при Л.И. Брежневе самолёты не разбивались и поезда под откос не падали — по крайней мере, в газетах об этом ничего не писали. Против первой версии говорит совершенное отсутствие интереса СМИ и общественности к природе и причинам столь радостного чуда. Существуй чудо в реальности, такое нелюбопытство было бы удивительным. Против второй версии может говорить отсутствие надлежащих пригодных для суда документов, хотя, правда, и официальные документы об авиакатастрофах при Л.И. Брежневе были не более доступны. Команда Ю.М. Лужкова будет до последнего пытаться держать шлюзы закрытыми, возможности для чего есть — уж сколько лет держали. С одной стороны, СМИ бедны, и бескорыстная помощь прессе очень помогает. С другой стороны, газета — это редакция, редакция — это помещение, а помещение — это аренда, это тьма всяких инспекций, вплоть до пожарного надзора, и не лучше ли жить дружно. Наконец, осенью прошлого года пресс-центр мэрии сообщил, что "клеветникам Лужкова" не удалось выиграть ни одного дела в суде, и поделился уверенностью, что не удастся и впредь — чему можно охотно поверить».
М.Соколов, «Известия»

Есть ещё более прозаическое объяснение.

Один из руководителей телеканала аккурат накануне дня голосования (грамотная работа!) сообщил, что на меня размещён заказ в виде спецпрограммы типа «Совершенно секретно». В ней с громкими разоблачениями выступят известные люди, типа Бориса Б. и человека, когда-то походившего на бывшего прокурора, а также депутата от оппозиции и др. Они расскажут леденящие кровь истории про "похищение денег КПСС" и "махинации олигарха-мошенника".

«Снять программу обойдётся папаше Дорсету в 100 тыс. долл. США», — пояснил мне этот руководитель.
«Пусть выходит, нам без разницы», — ответил я.
Теледемиург замялся.
«Так вы за выход программы?»
«Не возражаем, куда деваться».
«Тогда с вас 50 тыс. долл. США».

С тех пор отношения у нас немного натянутые, меня вырезают из трансляций, один раз даже пожертвовав руководителем державы, так как я оказался слишком близко рядом.

Получив отказ электронных и печатных СМИ, мы обратились к средствам наружной рекламы. Московское правительство, как уже упоминалось, провело несколько профилактических бесед с рекламщиками, и именно в этот момент объявило, что ведущие фирмы должны отдать в пользу города 20% площадей. В результате: «Слушайте, мы вас умоляем, мы не можем взять такую ударную рекламу» (а речь шла всего лишь о портретах). Вернули авансы.

С нашей рекламой не пускали ни в общественный транспорт, ни на стены домов, ни в подъезды или лифты.

Так что у мэрии и у кандидатов от горожан абсолютно разные "медийные" возможности. Там свой телевизионный канал, свои газеты, своё радио, доступ к федеральным средствам массовой информации. Индекс цитирования (количество появлений в СМИ) превышает ваш в десятки раз. Что цитируют? Пытливым умом разработанные планы, по преимуществу создание островов в Чёрном море. (Ну очень хочется иметь свои московские Курилы.)

Построить мост Россия — Украина за 3 млрд. долл. США. (Вот-вот.)

Крутой поворот сибирских рек. (Уже не важно куда, поскольку выборы прошли.)

Широкомасштабное строительство в Санкт–Петербурге, Сочи, Абхазии. (За чей счёт — городской казны? Кто строит — частные или городские компании?)

Награды за военные заслуги. (За оборону имущества Москвы. От налогоплательщиков?)

Назначение руководителем Совета российско-японских мудрецов. (От страны Заходящего Солнца?)

Кампания борьбы с пробками на дорогах. (Отец на глазах электората убивает собственного сына.)

Всё это освещается на телеканалах не один час и, конечно, не является агитацией. Остальные, понятно, такой возможности лишены. Все тот же административный ресурс.

Родился такой вариант лозунга для городских щитов: «Здесь должна была быть размещена политическая реклама кандидата в мэры Александра Лебедева!»

Даже такой текст вызвал у владельцев билбордов настоящую панику: они сочувствовали, но размещать наш заказ отказались, потому что у чиновников есть отменные средства наказать собственника. Странно, во всем мире деньги увеличивают степень свободы, а в Москве собственники стали заложниками власти.

Вот такие интересные особенности избирательной кампании. Впрочем, всегда можно поискать выход. Мы, например, наняли 200 машин, которые развозили по городу мебель. Плакаты были на бортах, Департамент наружной рекламы кусал локти — увы, всё было по закону.

Настоящие выборы должны вызывать гордость и воодушевление, а не злость и чувство бессилия. Должен быть выбор из числа достойных. На моей рекламе был изображён человек со спины, но в характерной кепке. Говорят, владелец всех кепок решил, что это он и просил юристов подать в суд за использование образа без согласия его истинного владельца. Не надо считать своей собственностью все существующие кепки, побольше открытости и дружелюбия — это не Куликовская битва. Неплохая вышла история и со Шнуром.

«Лидер скандальной питерской группы «Ленинград», чьи выступления в Москве неоднократно запрещались Юрием Лужковым, выступил в среду в предвыборном штабе его соперника, кандидата в мэры Москвы Александра Лебедева.
Концерт в поддержку избирательной кампании Лебедева начался в бизнес-комплексе «Царёв Сад» около половины седьмого. Сергей Шнуров вышел на сцену один, с акустической гитарой и бутылкой пива. Он исполнил более десятка песен, среди которых были «Жопа», «Полные карманы марихуаны» и другие известные шедевры питерской группы».
Информационный канал «Выборы мэра Москвы»

Организовывая этот концерт, мы меньше всего хотели досадить мэру. Просто усталость и некоторое разочарование от бессилия перед административным ресурсом хотелось хоть как-то компенсировать. Меня забавляло, что "отцы города", чья ненормативная лексика во время футбольных матчей из ложи начальства разносится далеко по стадиону, вдруг запретили концерты. Это называется лицемерием. Ненормативная лексика, с которой знаком (увы?) каждый россиянин, мне кажется менее оскорбительной, чем манипулируемые выборы. Невольно вспоминается персонаж гротескной книги Р.Гари «Пляски Чингиз–Хаима», который говорит: «Да, разумеется, казни были преступлением против евреев, но публикация таких фотографий — это же преступление против человечества. Вид наваленных кучей нагих тел может оказать прискорбное воздействие на нашу молодёжь». Конечно, факты, вызывающие в том и ином случае возмущение блюстителей нравственности, лежат в разных этических плоскостях, но ханжество присутствует в сознании тех и других.

Словом, группу мы пригласили.

Накануне раздался звонок из мэрии владельцу здания: «Опять у вас там эти диссиденты, гоните их — и т.д.». Такие звонки шли уже две недели. И вдруг: «Это правда, что у вас будет выступать Сергей Шнуров?» И тут же: «А нельзя ли для префектуры дать десяток билетов?» Билеты были бесплатными.

Любители музыки из префектуры выслушали всё, что нам так хотелось им сказать.

Вместо эпилога

Я писал эту книгу, в общем-то, для тех, кто ходит (и не ходит) на выборы. И для будущих кандидатов. Вероятно, она скорее подходит для апологетики тезиса об отмене региональных выборов — хотя сам я себя не причисляю к безусловным сторонникам этой меры. Так или иначе, умеют читать и на Тверской, 13.

Но на деле всё получилось, наверное, иначе. Описание предвыборной кампании невольно приобрело в книге ироническую тональность.

Книга получилась, скорее, о процессе, чем о результате. Впрочем, в этом есть определённый смысл.

В России всегда дорога к цели была важнее самой цели. К примеру, есть два способа стать выше всех. Первый — заставить себя подняться над обыденным и обывательским. Второй — унизить остальных. Это почти как в бизнесе: образованный человек, разбогатев, построит больницу, приют, театр, картинную галерею, храм; тот же, кто попримитивнее, купит себе самолёт, вторую виллу, третью яхту.

Хочется верить, что когда-нибудь у избираемых (или назначаемых) претендентов на пост будет одна цель — сделать город или область красивее, людей зажиточнее, счастливее и культурнее, а их жизнь безопаснее. Весь вопрос в том, как они будут достигать этой цели. Поэтому, читая предвыборные программы, следует обращать особое внимание на всё, что отвечает на вопросы как, каким образом.

Мне не понятно, как Тверская, 13 собирается демонополизировать строительный комплекс столицы. А без этого не решить жилищной проблемы и не ликвидировать очереди на квартиры. И коррупция не уменьшится. И пробки в Москве не станут менее пробковыми.

Мне не понятно, как "отцы города" собираются сделать прозрачной экономику Москвы. А без этого невозможно развивать бизнес, более эффективно использовать хозяйственный комплекс Москвы. Непрозрачность — самая питательная среда для криминала.

«Я намерен принять самые серьёзные меры по борьбе с коррупцией на всех уровнях власти в столице», — заявил мэр сразу после выборов, добавив, что займётся и дебюрократизацей столичной власти.

За месяц до этих слов он то взвешивал навоз на подмосковных фермах, то гонялся за пчёлами. Что мешало принимать самые серьёзные меры до этого, в течение более чем десяти лет?

Куда мэр направит свою энергию — на «самые серьёзные меры по борьбе с коррупцией на всех уровнях власти в столице»? Или на удержание этой власти и воспитание верного последователя и преемника?

Одновременно решать две эти задачи невозможно.

Захотят ли федеральные власти, облечённые полномочиями, назначать губернаторов, обратить внимание на проблемы столицы и предлагаемые, пусть в публицистической форме, некоторые пути их решения?

Приложение 1


Пример типовых запросов по поводу недобросовестных чиновников

* * *

Генеральному прокурору
Российской Федерации

ДЕПУТАТСКИЙ ЗАПРОС
О принятии мер прокурорского реагирования

в отношении государственных служащих, ответственных за авиационную промышленность и авиатранспортные перевозки, допустивших халатность при исполнении служебных обязанностей

Уважаемый ______________________!

Ещё 15 лет назад авиационная промышленность СССР производила в год свыше 150 магистральных, региональных и грузовых самолётов. До 26% самолётного парка авиакомпаний мира составляли машины советского производства. Россия, получив от СССР большую часть его авиапромышленного потенциала, производила в последние 3 года для национальных авиакомпаний не более 3—5 гражданских магистральных самолётов ежегодно. В другие государства поставки таких самолётов практически прекратились.
При этом мощности большинства авиастроительных объединений загружены менее чем на 20%. Долгосрочные заказы на производство новых самолётов отсутствуют. Численность работников серийных предприятий отрасли сократилась в 1,9 раза, ОКБ и НИИ — в 2,1 раза. Средний возраст работающих приближается к пенсионному.
Мировые лидеры авиастроения завершают создание самолётов нового поколения, а в России такой техники не создаётся вообще. Все выделяемые из государственного бюджета немалые средства на НИОКР в авиастроении (в последние годы более 3 млрд. руб. ежегодно) расходуются министерствами и ведомствами неэффективно, распыляются на мелкие темы и по множеству организаций.
В результате, Российская Федерация обладает сегодня морально устаревшим и физически изношенным парком воздушных судов. Ежегодное его обновление составляет всего 0,3% от общей численности, что в 20 раз меньше по сравнению с мировой практикой.
Концепцией развития гражданской авиационной деятельности в Российской Федерации, одобренной Правительством 7 декабря 2000 года, была предусмотрена отмена льгот по ввозу авиационной техники иностранного производства. Вместе с тем, постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2002 г. № 927 «О некоторых вопросах регулирования временного ввоза авиационной техники иностранного производства» практика полного освобождения от таможенных пошлин и налогов иностранной авиатехники, ввезённой по лизингу, была продолжена.
Потери федерального бюджета только за счёт освобождения ввозимой авиационной техники от таможенных платежей превысили 1,2 млрд. долларов США. Российские производители лишились заказов на выпуск самолётов, а бюджеты всех уровней лишились налогов на сумму свыше 400 млн. долларов США. Одновременно ежегодно за использование иностранных самолётов за рубеж перечисляются лизинговые и другие платежи в размере около 200 млн. долларов США, т.е. фактически осуществляется кредитование западных производителей.
В сложившейся ситуации для выведения из кризиса и сохранения национальной авиапромышленности крайне важна адекватная позиция Правительства Российской Федерации. Следует констатировать, что до настоящего времени на федеральном уровне не решены в законодательном порядке, несмотря на Указы Президента РФ (от 13 июня 1996 г. № 904 «О государственном регулировании и государственной поддержке гражданской авиации и авиационной промышленности Российской Федерации» и от 7 июня 1996 г. № 825 «О дополнительных мерах по развитию гражданской авиации Российской Федерации»), вопросы государственной поддержки лизинга авиационной техники, являющегося одним из наиболее эффективных путей преодоления кризиса авиационной промышленности.
Процесс создания системы лизинга отечественной авиатехники превратился в некий "долгострой". Определённые государством для этой цели компании ОАО «Ильюшин Финанс Ко» и ОАО «Финансовая лизинговая компания» не в состоянии самостоятельно профинансировать заказ на строительство самолётов в количестве, необходимом для организации их серийного производства на авиастроительных заводах, а привлечь заёмные капиталы на длительный срок (7–10 и более лет) без государственных гарантий не представляется возможным. Средств, выделенных на эти цели из бюджетов прошлых лет, также недостаточно. В бюджет 2005 года средства на увеличение капитализации авиационных лизинговых компаний для реализации их совместной программы, обеспечивающей удержание минимально необходимого уровня производства гражданских самолётов на предприятиях авиапромышленности, не заложены.
Отсутствует надлежащий контроль за имуществом, находящимся в федеральной собственности.
ОАО «Аэрофлот» (51% акций в федеральной собственности) в последние годы имеет убытки от основной деятельности, покрываемые за счёт компенсационных выплат от иностранных компаний за пролёты над российской территорией по транссибирским маршрутам и за оказание других услуг в соответствии с межправительственными соглашениями.
В ОАО «Авиакомпания «Домодедовские авиалинии» (у государства — контрольный пакет акций) отчуждено основных активов — самолётов и авиадвигателей — на сумму, превышающую 100 млн. долларов США. В результате государственный пакет акций обесценился.
В ходе приватизации 90–х годов в авиастроительной отрасли было акционировано 242 предприятия. Из них (на момент проверки Счётной палатой Российской Федерации в 2000 году) лишь на 7 предприятиях у государства остались контрольные пакеты. Блокирующие пакеты Правительство РФ имеет в 87 компаниях, "золотые акции" — в 16, ещё в 20 кампаниях государству принадлежит менее 25,5%. В 94 акционерных обществах у государства акций не осталось вообще.
Несовершенство законодательной базы при приватизации создало условия для широкомасштабной скупки компаний иностранными фирмами, в том числе прямыми конкурентами. При этом не была обеспечена защита государственной тайны: иностранцы получили доступ к ценнейшим технологиям, ноу-хау и информации, внедрились в управленческие структуры значимых для страны оборонных предприятий. На предприятиях, где в совладельцах присутствуют иностранные фирмы, объём производства упал в среднем в 9 раз.
Проведённая в 1992 г. с многочисленными грубейшими нарушениями законодательства Российской Федерации приватизация Государственного предприятия «Ульяновский авиационный промышленный комплекс» (г.Ульяновск) (сейчас ОАО «Авиастар») до сих пор не позволяет нормализовать работу этого самого современного в России самолётостроительного завода.
На момент завершения проверки Счётной палатой Российской Федерации ситуации в отрасли в 2000 году в федеральной собственности находилось 6,64% акций, в собственности КУГИ и Фонда имущества Ульяновской области — 11,36% акций. Свыше 35% акций ОАО «Авиастар», т.е. фактически блокирующий пакет, перешло в руки иностранных компаний, что является нарушением действующего законодательства, не допускающего владение иностранцами более 25% акций авиапромышленных предприятий. Государство, по вине чиновников, осуществлявших приватизацию и надзиравших за её проведением, лишилось контроля над крупнейшим предприятием отрасли. Также из-под государственного контроля выведены авиационные заводы в Самаре, Саратове, Смоленске, Таганроге.
Реструктуризация отечественного авиастроения проводится низкими темпами. В соответствии с утверждённой постановлением Правительством Российской Федерации № 713 (октябрь 2001 года) федеральной целевой программой «Реформирование и развитие оборонного комплекса (2002—2006 годы)» предусматривалось на базе предприятий, НИИ и КБ, включая гражданское и военное авиастроение, создать только в авиапроме к 2004 году 19 интегрированных структур, а к 2006 году — 5—7 укрупнённых холдингов. Всего же в оборонных отраслях промышленности должно было быть создано 75 холдингов, из них к 2004 г. — 40. Реально эта программа не выполняется: к настоящему времени образованы только 5 объединений, специализирующихся на выпуске военной техники.
Одновременно с этим усилия частных структур по оказанию помощи органам государственного управления в выработке и реализации правильных решений по реструктуризации отрасли и возрождению национального авиапрома оцениваются, как правило, негативно, а чаще всего вообще оставляются государственными служащими, которым доверена авиационная промышленность, без внимания.
В Правительство Российской Федерации неоднократно направлялись конкретные предложения о взаимовыгодном партнёрстве в интересах возрождения российской авиационной промышленности. Эти предложения предметно обсуждались на совещаниях различного уровня (от заместителя Председателя Правительства до Председателя Правительства Российской Федерации). По итогам совещаний заинтересованным министерствам и другим федеральным органам ставились задачи с конкретными сроками исполнения. Ни одно из поручений Правительства выполнено в срок не было. Полученные ответы по сути своей являются отписками.
Даже одобренное Президентом Российской Федерации (№ Пр–934 от 23.05.2003) предложение об образовании национальной авиастроительной корпорации как перспективной задачи реформирования гражданского авиастроения до сих пор — уже более года — находится в начальной стадии рассмотрения в Правительстве Российской Федерации. Вместо этого к декабрю 2004 г. Федеральное агентство по промышленности планирует разработать только концепцию по данному вопросу. В проекте этой концепции, первоначальный вариант которой пролежал в органах государственного управления без движения год, предусматривается растянуть процесс интеграции самолетостроительной подотрасли до 2007 г., при этом весь первый год будет потрачен на переговорный процесс между государством — собственником авиапредприятий — и их наёмными менеджерами, а также между этими менеджерами. Очевидно, что при таком диапазоне участников и большом числе мнений неизбежны множественные конфликты интересов, которые затянут даже первый этап интеграции, не говоря уже обо всей процедуре в целом. Вместо реальных дел вопрос переведён чиновниками в плоскость долгосрочной "говорильни".
Большинство вышеперечисленных мною проблем российского авиапрома и причин, их породивших, обозначены в отчёте Счётной палаты Российской Федерации «О результатах тематической проверки законности приватизации, эффективности управления и государственной поддержке предприятий авиационной промышленности в постприватизационный период 1992—2000 гг.» (бюллетень СП РФ 3 8(32)/2000) и результатах проверки отрасли в 2003 г. Главным контрольным управлением Президента Российской Федерации совместно с аппаратами полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах.
Уважаемый господин Генеральный прокурор, российская авиационная промышленность является одной из немногих наукоёмких отраслей народного хозяйства, в которых остался конкурентоспособный потенциал, и которая способна успешно действовать на мировом рынке высокотехнологичной продукции. Этот потенциал может быть сохранён и реализован только на основе широкомасштабной поддержки и активного регулирования со стороны государства, последовательного проведения преобразований авиапромышленного и авиатранспортного комплексов.
Главным фактором, тормозящим усилия Президента, Председателя и членов Правительства Российской Федерации, отечественных инвесторов, предпринимающих колоссальные усилия к возрождению национальной авиационной промышленности и всей российской экономики в целом, является существующая бюрократическая структура министерств и ведомств, точнее — среднее звено государственных служащих, благополучно переживших все этапы реформирования органов государственной власти и сохраняющих в своих руках рычаги управления авиационной промышленностью и воздушным транспортом. То же самое можно сказать о нанимаемых ими руководителях авиазаводов и авиакомпаний, в которых государство имеет контрольный пакет акций.
Поскольку ущерб государству, нанесённый неисполнением или ненадлежащим исполнением своих должностных обязанностей государственными служащими, исчисляется миллиардами рублей, а для ликвидации негативных последствий их управления и восстановления промышленного потенциала страны потребуются уже миллиарды долларов, то, как мне представляется, за это должна наступить ответственность.

Просим Вас:
— принять меры прокурорского реагирования по недопущению окончательной утраты Российской Федерацией статуса авиационной державы;
— определить круг лиц, ответственных по долгу службы за развитие российской авиационной промышленности, и, следовательно, за продолжающийся коллапс в отрасли; выявить степень их персональной ответственности;
— принять меры к отстранению лиц, допустивших халатность в исполнении своих служебных обязанностей, что привело к значительным материальным и, в том числе, политическим, потерям для государства, от исполнения ими государственных должностей с определением возможности привлечения указанных лиц по существу содеянного к административной либо уголовной ответственности.

С уважением,
Депутат Государственной Думы

Приложение 2


Пример типовых запросов по поводу недобросовестных чиновников

* * *

Генеральному прокурору
Российской Федерации

О ситуации в ОАО «Шереметьево»

Уважаемый ______________________!

В последнее время много внимания уделяется вопросам пассажирской безопасности и организации работы аэропортов, в частности, международного аэропорта «Шереметьево».
Меня, как депутата Государственной Думы Российской Федерации, не может не беспокоить ситуация, складывающаяся с работой этого аэропорта, и позиция представителей государства, ответственных за принятие необходимых решений.
Ситуация на сегодня следующая. В сентябре—октябре с.г. в ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» избран новый состав Совета директоров, Председатель Совета директоров И.Е. Левитин, Министр транспорта Российской Федерации, проведены кадровые назначения в исполнительные органы аэропорта. В аэропорте принят ряд мер повышения пассажирской безопасности.
Вместе с тем, уровень управления аэропортом и сервиса для пассажиров и авиакомпаний остаётся на низком уровне. Свидетельством тому является массовый переход авиакомпаний, обслуживающих свои рейсы в Шереметьево, в другие аэропорты, главным образом в Домодедово. Так, за последнее время из Шереметьево в Домодедово перевели свои рейсы 8 авиакомпаний с пассажирооборотом более 1 млн.чел., в том числе British Airways, Quatar Airways, Swiss, Egypt Air, Vietnam Airlines, Air Malta, Узбекские авиалинии, EL AL.
Решение о строительстве совместно с ОАО «Аэрофлот» нового международного авиатерминала «Шереметьево–3» руководством аэропорта не поддержано, вместо этого в качестве альтернативы предлагается дорогостоящий (70 млн. долл. США) проект реконструкции терминала «Шереметьево–2», который не улучшит кардинально ситуацию, но приведёт к дальнейшему сокращению пассажиропотока в Шереметьево и оттоку пассажиров и авиакомпаний в другие аэропорты, не являющиеся государственными предприятиями.
В средствах массовой информации периодически появляются сообщения о готовящейся приватизации аэропорта «Шереметьево». Ранее уже имели место факты выведения части аэропортового бизнеса в коммерческие структуры и организации на территории аэропорта частного бизнеса.
В этой связи предлагаю органам Генеральной прокуратуры проверить, не является ли складывающаяся ситуация в аэропорте «Шереметьево» результатом умышленных действий лиц, заинтересованных в развале или преднамеренном банкротстве аэропорта «Шереметьево», и взять под прокурорский контроль соответствие принимаемых органами управления ОАО «МАШ» решений и действий экономическим интересам государства и требованиям обеспечения пассажирской безопасности.
Прошу рассмотреть

С уважением,
Депутат Государственной Думы

ДиагнозДата издания 29 сентября 2010