Медиа

7 августа 2012 в 13:15

Александр Лебедев: «Им не нравятся мои расследования»

Александр Лебедев: «Им не нравятся мои расследования» guardian.co.uk

КОРРЕСПОНДЕНТ: Вы решили избавиться от бизнеса в России. Каковы причины такого решения.

А. ЛЕБЕДЕВ: Причины - сдаюсь. Сдаюсь. Ну, не могу противостоять (вот 3 года прошло) огромному подразделению внутри ФСБ. То самое подразделение, которое я называю "Пятое Управление "К" КГБ" - СЭБ ФСБ. Я немного иронизирую. Но мне просто одному больше невозможно. Три года уголовных дел, проверок, атак многочисленных регуляторов, диффамационных кампаний, клеветы. То, что называют "smaer campaign" на Западе. Ну, просто не дышу.

Почему я держался 3 года - потому что у меня нет долгов. У меня такой был принцип 10 лет: вообще не занимать ни у кого деньги. Правда, это противоречило развитию - ну, ничего. Мы все делали, продавая ценные бумаги, которые заработали сами своими силами вначале этого столетия. На эти деньги заходили в реальный сектор: сельское хозяйство, строительство доступного жилья. Мы летаем только российской авиационной техникой.

И именно это является объектом удара крупнейшего и самого богатого эффективного подразделения ФСБ уже 3 года!

Я больше не могу. Потому что это абсолютно бессмысленно: я не могу у них победить. Если власть не считает - вмешиваться Это известно вообще всем. И из моих писем. И из статей. И из публикаций. Достаточно посмотреть, чего обо мне, там, пишут в интернете. Это же огромная заказная кампания, в которой участвует тысяча людей. Чтобы в этом разобраться и понять, нужно опросить (даже не в рамках уголовного дела, в рамках любой проверки Контрольного управления Администрации Президента) 10 человек. Все всё расскажут: кто что делал. Кто ставит технику в местах проживания моей семьи, в машинных, в любых помещениях. Кто готовит эти все публикации. Кто и за какие деньги их размещает. Кто там фабрикует какую-то низкопробную - разгоняет там порнографию. Ну, это просто уже потрясающе!..

И сделать я ничего не могу. Я даже не могу ни одного актива продать. Теоретически, у меня в бизнесе все иммобилизовано (в виде зданий, сооружений, техники, каких-то процессов банка) сотни миллионов долларов. Но я не могу ничего продать! Потому что все ходят куда-то спрашивают: всё туда же, грубо говоря, на ту же родную Лубянку. Ну, как... Это просто бессмысленно абсолютно.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Александр Евгеньевич. Но некоторые считают, что у вас и до вашего объявления были проблемы с бизнесом.

А. ЛЕБЕДЕВ: Ну, какие у меня были проблемы? Проблемы бизнеса возникают, либо когда долги у тебя есть. Либо когда у тебя выгоняют клиентов - это уже другой разговор. Некоторые в рамках этой кампании (диффамации), они это и говорят. Ну, естественно. Как я разориться-то мог?

Ну, если у меня какие-то были деньги, которые я вложил в какие-то компании - в конце концов, они обанкротятся эти компании, но я ж никому не должен. В этом смысле - какие у меня проблемы? Что я летаю "ТУ-204". Ну да, если посылать все время проверки и давить компанию, душить ее, не давать ей никуда летать - то, конечно, я ее поставлю. Потому что дотировать я ее не могу: не на что. Ну, это мои проблемы - наверное, мои. Но они и российского авиапрома проблемы серьезные.

Или если все время посылать проверки, и депутаты будут писать в Прокуратуру, что я "радиоактивную картошку произвожу". Или у меня будут жить просто сто тридцать проверяющих в банке (которые никогда не ходили ни в какие банки, откуда, там, Пугачевы, Бородины или Гительсоны украли миллиарды долларов). Туда они вообще не заходят! Поскольку там сидят офицеры, и всё это "крышуют".

И им не нравятся мои расследования.

Они могут сколько угодно распространять обо мне слухи, что я разорился. Да, хорошо, если честно. Если б так было все просто! Просто бросить-то я все это не могу. Был бы я кому должен (государству, государственным банкам, другим банкам, кредиторам) - ну, тогда, может быть, разорение имело бы некий общественный резонанс. Но если у меня были деньги, и я их все истратил - ну, это, строго говоря, не разорение.

Но в том-то и дело, что я развел очень большие бизнес-проекты. От строительства доступного жилья до производства картошки. Самый большой (с заводами новыми!) проект вообще в Европе, который есть. Ну, хорошо - я его закрою. Я никому не должен. В этом смысле ко мне никаких претензий-то нельзя предъявить. Поэтому они могут сколько угодно писать, что "Лебедев обанкротился".

Ну и что. Если б я обанкротился, как Пугачев (привлек, там, миллиарды долларов клиентских денег, украл их за границу и сам туда переехал) - ну, это другой разговор. Они же меня в такое хотят обрядить обличие.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Александр Евгеньевич. Вы, помимо того, что и банкир, и медиа-магнат. Да, вы еще и медиа-магнат: совладелец "Новой газеты".

А. ЛЕБЕДЕВ: Ну, это все слова, выдуманные слова. Ну, какой я медиа-магнат?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Вот, скажите, пожалуйста, что будет с "Новой газетой"?

А. ЛЕБЕДЕВ: Мы сегодня как раз будем совещаться.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Еще пока нет определенности.

А. ЛЕБЕДЕВ: Ну, смотрите. Я никакие активы продать не могу: ни здания, ни акции. Ничего. Может быть, я переуступлю "Новой газете", и она попробует это перепродать каким-то сторонникам, читателям и тем, кто готов ее поддержать. Эти деньги пойдут в "Новую газету", чтобы она могла несколько лет жить без меня. Какой-то такой вариант. Потому что наличных денег у меня на счете осталось, там, миллион долларов. Никаких денег за границей я никогда не имел: иначе мне было бы глупо заниматься всеми этими расследованиями. Насчет "Forbs", "магнат" - забудьте про это. Это вообще чепуха была всегда! Эти цифры абсолютно выдуманные.

С одной стороны, можно сказать, что я инвестировал в производство сельскохозяйственной продукции (купив землю и построив заводы) или в авиакомпанию сотни миллионов долларов. Но если я на финансовый результат не выхожу, то это мое дело:"я разорился". Но, к сожалению, когда тебя хотят разорить - и такой могучей организацией. И у нее всё в руках, просто всё: регуляторы, Центральный Банк, Росавиация, Ростехнадзор, вообще любые организации. И еще уголовные дела многочисленные! Еще спецтехника! Еще агентура! Еще денег полно для того, чтобы сайты специальные (зарегистрированные в Америке) по восемь месяцев пополнялись каждую неделю всякой информацией, что "я магнат ".

Вот сегодняшняя статья в "КоммерсантЪ". Ну, на какие деньги я могу купить банк "Абсолют"? Весь смысл этой публикации. К сожалению, даже в хорошие газеты иногда заносит. Как, вот, когда-то недавно в одно крупное Агентство (там, правда, всех уволили, они ребята приличные) взяли, банковскую тайну слили. Ну, если офицеры приходят в рамках проверки в банк, извлекают банковскую тайну (фамилии клиентов) и вывешивают ее просто на сайтах - это прямое уголовное преступление. Ну, что я могу сделать?

Я проигрываю все суды. Я проиграл ФСБ, полиции. Ну - новое что-то возбудили. Это, в принципе, невозможно. Я просто 100% своего времени занимаюсь "обезьяним трудом". Я не могу победить вот такое могучее подразделение «К». Именно это подразделение "крышевало" десятки миллиардов долларов хищений в российской банковской системе в последний год. Тогда они должны меня стереть в порошок под предлогом, что я "политический оппонент режима". Да, они не любят «Новую газету». Это очевидно. Причины тут банальны. Ну - кто во что верит!

КОРРЕСПОНДЕНТ: Александр Евгеньевич. Каковы ваши дальнейшие планы. Если вы не будете заниматься бизнесом, то чем - может быть, уйдете в политику?

А. ЛЕБЕДЕВ: Посмотрим. Они меня обвиняют в том, что я главный финансовый спонсор оппозиции, что абсолютная ерунда. Потому что оппозиции никакой не было до сих пор. И никаких денег ей не надо было. Все эти "мифы про Госдеп", они мифы. "Активные мероприятия" это называлось когда-то в советское время в КГБ.

Второе. Что я содержу, помогаю, являюсь издателем независимой газеты (они ее считают оппозиционной). Ну, хорошо. Если оппозиция в состоянии объединиться и выступать как единое движение (условно, как "Солидарность" в Польше) - тогда есть, о чем разговаривать. В конце концов, и без денег (они меня денег практически лишили каких-либо) - ну, может, я чего-то и стою. Посмотрим. Но это зависит от нас тут всех. Не только от меня одного.

Я на эту тему разговариваю с людьми, которых принято в Кремле считать оппозиционерами.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Можно сказать, что у вас есть планы возглавить оппозицию?

А. ЛЕБЕДЕВ: У меня выбор-то не велик. Просто сидеть дома, читать книги с семьей. Уехать отсюда. Продолжать то, что я делаю - невозможно. Всё - я приехал, у меня нет ни копейки денег, и никакого выхода из этой ситуации я сегодня не вижу. Просто выйти и сказать "Reuters": "Ребята, я это все бросил". Ну, как-то совсем придурковато: у меня еще тысяча людей работает до сих пор! Работает техника, убирается урожай. Летают самолеты. Приходят люди, десятки тысяч операций клиентских делается в банке. Это же все происходит Ну как это я? Это как Можно сказать: а мне это вообще, типа!.. Да, пошло оно! Я единственный акционер всего этого дела и создатель.

А другой-то выход, какой у меня. Конечно, они меня победили. Я сдался. Всё. Что вы от меня хотите. Хотите, чтобы "Новая газета" не имела денег на развитие? Молодцы - поздравляю вас!

Насчет, оппозиционер я или нет. Я высказывал свою точку зрения, не более того. И позволял себе нарушать некое правило, что люди, которых "Forbs" считает богатыми (что по мне неправда, кстати говоря)... Ладно бы у меня какие-то нефтяные скважины были или чего-то такое сладкое - металлургия. Но у меня этого нет ничего. Я как раз все снова сделал и пытался чего-то продемонстрировать. Ну, вот этот эксперимент "социально-ответственный честный бизнесмен, который создает рабочие места, производит продукцию и услуги для миллионов людей", он у меня завершился неудачей. Это факт. Наверное, я сам виноват. Это они так скажут. Но это неважно.

Чем я буду заниматься. Посмотрим. Есть разные люди, и они разными делами занимаются. Навальный - одним, Немцов - чем-то другим, Рыжков - третьим. Вот могут ли они объединиться - вот это очень интересно - чтобы заговорить единым языком каждый день и на какое-то время вообще прекратить всякие внутренние

Вот как сегодня пишут "Ведомости": как, надо избрать Координационный комитет или надо "так" объединиться. На мой взгляд, пожалуй, надо "так" объединиться. Внутри можем потом там избирать или считать, у кого есть сколько "followers".

Но, на мой взгляд, нужен институт в стране, все равно без этого института политической оппозиции ничего не будет работать: ни судебная система, ни парламент... Независимость СМИ - это отдельно. Там, к сожалению, надо, чтобы появились какие-то бизнесмены, которые это будут финансировать. Потому что это дело-то невыгодное и опасное. Я это понимал, когда начинал семь лет назад это делать.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Планов покинуть нашу страну пока нет?

А. ЛЕБЕДЕВ: Ну, пока у меня нет подписки. Думаю, что она у меня будет в ближайшее время. С предъявлением обвинения по делу "Девелопера П" (как я его называю). Там же два обвинения. Одно (как у "PussyRiot") - ст. 213-я. Это публичное государственное обвинение, которое выдвинуло ведомство Бастрыкина после того, как Президент (тогда премьер-министр), мне кажется, немного поспешно назвал это "хулиганством" (просто посмотрев картинку в телевизоре). Но он же там не присутствовал - поэтому судить было сложно. Тем не менее, этого достаточно, чтобы Следственный комитет возбудил дело. Потом уже к этому присоединили соответствующих агентов, которые настряпали разные бумажки, медицинские освидетельствования и так далее. Я боюсь, что тут этого не избежать. Даже продлевать сроки неприлично расследования. Ну, это один из эпизодов - там эпизодов еще сотня

КОРРЕСПОНДЕНТ: Не избежать - в смысле, не избежать чего?

А. ЛЕБЕДЕВ: Предъявления обвинения. И, соответственно, судебных процессов на эту тему.

ЮРГЕНС: Очень печально, если это произойдет. Я знаю Александра, он сам из спецслужб. Наверное, понимает, о чем говорит, безусловно. И если этот человек, который много выдержал, и подвергался уже такому, не малому прессингу после того, как «Новую газету» образовал, вступил в альянс с Горбачевым, критиковал многие аспекты нашей жизни. Если он подвергнется какому-то рода преследованию, это будет очень печально. Потому, что за рамки закона он уж точно, никогда не выходил. Более того, много сделал для становления бизнеса цивилизованного в РФ. Пользовался до определенного момента доверием самых высших должностных лиц России. Но свободолюбивых не любят, всех строят под одну гребенку. Это печально. Я думаю, что это и контрпродуктивно с точки зрения социального мира, что ли в стране. Потому, что такие знаковые фигуры, которые безусловно не замолчат, которые обладают печатными средствами массовой информации за рубежом, всё это такая, знаете, герценизация нашей страны, обстановки в ней. Печально и тревожно. Я бы на этом закончил свой комментарий.

Теги: Новая Газета

Комментарии0

Ваш комментарий

Для того чтобы оставлять комментарии на сайте, необходимо авторизоваться

OpenID это безопасный, быстрый и простой способ оставить комментарий. Если вы пользуетесь одним из следующих сервисов: livejournal.com, moikrug.ru, ya.ru и др., то OpenID у вас уже есть. Достаточно ввести свой логин в соответствующее поле (к примеру, username.livejournal.com).

Читайте также