Медиа

20 марта 2013 в 11:17

Эти юридические лица не внушают доверия?

Эти юридические лица не внушают доверия? rusportal.net

Следственный комитет РФ (СК РФ) предлагает комплекс мер в рамках борьбы с коррупцией и для пресечения незаконного вывоза капитала из страны. Одной из таких мер является введение уголовной ответственности для юридических лиц.

"Цифры говорят сами за себя. В прошедшем году количество выявленных в стране преступлений коррупционной направленности существенно возросло - до почти 50 тысяч. Выявлено около 10 тысяч фактов взяточничества", - представил статистику в интервью "Российской газете" глава СК Александр Бастрыкин. По его мнению, бегство капитала из страны обусловлено не только "негативными факторами российской экономики", но и "активными процессами транснациональной легализации преступных доходов".

В связи с этим Бастрыкин заявляет о необходимости ужесточения уголовного законодательства в отношении бизнеса. "Мы полагаем, что решение проблемы репатриации капитала, незаконно выведенного за рубеж, невозможно без введения уголовной ответственности юридических лиц", - считает Бастрыкин. По его словам, такая правовая норма действует в большинстве западных стран, а также предполагается рядом конвенций, к которым присоединилась Россия. Существующих административно-правовых норм, по мнению Бастрыкина, недостаточно, поскольку они "имеют крайне низкий правоприменительный потенциал". В частности, введение уголовной ответственности для юридических лиц позволяет проводить некоторые формы оперативно-розыскных мероприятий, которые на данный момент не позволяются действующим законодательством. При этом сам Бастрыкин отмечает, что существующие санкции уже зачастую соразмерны с уголовным наказанием: "Между тем Европейский суд по правам человека, давая правовую оценку ряду решений российских судов о привлечении организаций к административной ответственности, неоднократно указывал на то, что по жесткости примененной к организации санкции она соответствует уголовному наказанию".

Помимо введения уголовной ответственности в комплексе, по сути, революционных мер, разработанных Следственным комитетом, входит также идея создания нового органа при СК, который сочетал бы в себе функции "финансовой разведки, оперативно-разыскной деятельности и контроля за распоряжением госимуществом". По словам Александра Бастрыкина, Росфинмониторинг сегодня может только выявлять "факт сомнительности той или иной внешнеэкономической операции", но не наделен правом на проведение оперативно-розыскной деятельности. Также в пакете мер по ужесточению законодательства содержаться инициативы ввести уголовную ответственность для оценщиков в случае включения в отчет об оценке объекта заведомо недостоверных данных и уголовную ответственность для организаторов финансовых пирамид. На сегодняшний день такие организаторы обычно привлекаются к ответственности по статье "мошенничество", однако, многие из них находят "лазейки" в законе.

Озвученные Александром Бастрыкиным меры не являются новыми. Например, в России предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться с 1991 г. Положительно этот вопрос был решен и в обоих предварительных проектах УК, положенных в основу нового УК РФ. Однако при обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе это предложение не прошло, и новый УК РФ в этом отношении остался на прежних позициях.

Однако многие эксперты опасаются, что такие радикальные нововведения являются вмешательством в рыночную экономику и процессы свободной конкуренции.

Стоит отметить, что в истории европейского права вопрос уголовной ответственности для юридических лиц имеет давнюю историю. Так, например, в средневековой Европе ответственность мог нести практически неограниченный круг субъектов, вплоть до животных и неодушевленных предметов. А во Франции в XVI-XVIII веках предусматривались уголовные наказания за преступления, которые были совершены корпорациями и общинами.

Начало введения корпоративной ответственности было положено в 1929 году Международным конгрессом по уголовному праву в Бухаресте, когда его участники высказались за введение такого рода ответственности. В 1946 году во время Нюрнбергского процесса Международный трибунал впервые признал государство субъектом международного преступления. Только с 1978 года уголовная ответственность для юридических лиц была узаконена. Это произошло в контексте расследований экологических преступлений, совершаемых крупным бизнесом. Наконец, ключевым документом в международном практике стала Рекомендация N(88)18 Комитета Министров стран - членов Совета Европы по ответственности предприятий - юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности.

На сегодняшний день институт уголовной ответственности для юридических лиц существует во многих странах, например, в Австралии, Англии, Бельгии, Дании, Израиле, Канаде, КНР, США, Финляндии, Франции, в ряде стран республик СССР.

"Трибуна Общественной палаты РФ" поинтересовалась у экспертов, что они думают об инициативе Александра Бастрыкина:

Андрей Зверев, член Общественной палаты РФ, член Правления общероссийского отраслевого объединения работодателей "Союз машиностроителей России", генеральный директор ОАО "Российская электроника":

- Я не совсем понимаю, как юридическое лицо может нести уголовную ответственность. Мне кажется, что в России сегодня существует достаточно стройная система контроля и профилактики экономических правонарушений. Таких законов у нас достаточно.

Но, боюсь, что может произойти в данном случае знакомая ситуация, когда строгость закона компенсируется его несоблюдением. Также это может стать отличным полем для коррупционной деятельности плохих чиновников.

Мы можем нагородить много законов, но правоприменительная практика будет сводится к тому, "кто сколько даст" за то, чтобы не преследовали и не мешали, что физическое лицо, что юридическое - разницы нет. За юридическим лицом стоит физическое лицо, и, если преследовали его, то начнут преследовать его компанию. Не знаю, может быть вырастет размер взятки. Я действительно считаю, что у нас есть прекрасные законы, которые попросту не действуют. Потому что ответственные за это чиновники плохо справляются со своими обязанностями.

Елена Лукьянова, директор института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты РФ, адвокат, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

- Когда я слышу о подобных инициативах, у меня наступает что-то наподобие ступора, потому что принципом уголовной ответственности во всем мире является то, что уголовную ответственность может нести только физическое лицо. Все остальное исключено. Это абсолютный нонсенс, свидетельствующий о полном незнании каких-либо основ права! Это невозможно, потому что должна быть причинно-следственная связь и субъект преступления. Это одна из необходимых частей состава преступления, их всего четыре: субъект, объект, субъективная сторона и объективная сторона. Вот субъект преступления по всем канонам в мире - это физическое лицо, вменяемое, достигшее определенного возраста и так далее.

Чем руководствовался господин Бастрыкин, я не понимаю. С точки зрения теории права это абсолютный нонсенс, что еще раз говорит об уровне профессионализма. Говорить об этом невозможно, только в абсолютно неподготовленных мозгах может возникнуть такая мысль. Как можно бороться с умышленными действиями юридических лиц - это другой вопрос. Но ставить вопрос о введении уголовной ответственности… Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Александр Бречалов, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "ОПОРА России":

- Для начала надо определить, кто увозит из страны капитал незаконным способом. Я представляю малый и также микро бизнес, и очень сомневаюсь, что среди предпринимателей малого, а тем более - микробизнеса - много тех, кто имеет возможность вывозить свои капиталы в оффшорные зоны за рубеж. Если даже таковые имеются, то, скорее всего, происходит такое не от хорошей жизни. Я не хочу говорить за крупный бизнес, это другая история. Но в данном аспекте капитал вывозят, наверное, из-за недоверия, из-за того, что непонятны правила игры.

Последнее решение правительства и Госдумы, которые направлены на бизнес, они явно стимулируют людей не на то, чтобы жить и развиваться в России. Я опасаюсь таких односторонних превентивных мер, и, на мой взгляд, нужно подумать о том, почему так происходит, и после этого откроется очень много вопросов и о коррупционной составляющей, и деятельности правоохранительных и местных органов власти. Ну, уголовная ответственность. Неужели меньше капитала будет вывозиться?

В комплексе надо решать задачи. Может быть надо ужесточить ответственность, но вопрос - для кого? Передо мной, например, лежат документы: посадили предпринимателя из Хабаровского края на четыре года и требуют выплатить 40 миллионов рублей. Уголовный кодекс в действии. Человек занимался незаконной деревообработкой, "перетаскивал" из Китая. Степашин заявляет, что по госзаказам украден 1 триллион рублей, но закон почему-то действует в отношении тех, кто меньше всего защищен и пытается сберечь свои копейки. Поэтому я не разделяю таких инициатив.

Александр Лебедев, российский предприниматель, Председатель Совета директоров ЗАО "Национальная Резервная Корпорация", экс-депутат Госдумы РФ:

- Как же уголовная ответственность наступит, если юридическими лицами занимается Арбитражный суд? У меня мнение такое: надо на глобальном уровне решать проблемы "грязных денег", которые могут носить коррупционный характер, хищения, мошенничества - двадцать пять триллионов долларов примерно, из которых российских процента четыре. Если этот вопрос не решить… Грубо говоря, беру пример: Межпромбанк или Банк Москвы. Два человека Бородин и Пугачев - я ссылаюсь на данные Центрального банка - вывели из страны около трехсот миллиардов рублей. Этими банками они манипулировали, как хотели. Это абсолютный уголовный состав. Но один из них получил политическое убежище в Англии, и, чтобы с ним судится, нужно найти из украденных им денег какой-нибудь процент, но где его теперь найти? Либо у нас будет реальное международное сотрудничество по борьбе с международной коррупцией и мошенничеством, либо никакой Бастрыкин ничего тут не сделает. Еще и "цветочки" будут с этого всего: наезды, "рэкеты", вымогательства и так далее.

Коррумпирована наша правоохранительная система. Но даже если представить, что наша система идеальна, то как в том случае, если Пугачев украл из своего банка все деньги, как этот банк будет отвечать перед законом? Хорошо, давайте оштрафуем Банк Москвы, который принадлежит ВТБ, а ВТБ принадлежит российскому государству. Мы будем деньги возвращать из-за границы? Как? На этот вопрос Бастрыкин не отвечает никакой своей инициативой. Стоит вопрос: ребята, а может у нас и не было бы такой повальной коррупции, если бы ваши юристы, полицейские не прикрывали все эти капиталы в оффшорных зонах? Отмывают, там потом "переупаковывают" на юге Франции или в центре Лондона.

Бастрыкин по мне расследовал очень сложное дело, которое уже 21-й месяц идет, и я невысокого мнения о его способностях как следователя. Чего они 15 месяцев там расследуют? Это смешно, ей-богу. У меня такое частное мнение со своим психологическим аспектом, потому что я сам через все этого прошел, через "эффективность" следствия бастрыкинского.

Комментарии0

Ваш комментарий

Для того чтобы оставлять комментарии на сайте, необходимо авторизоваться

OpenID это безопасный, быстрый и простой способ оставить комментарий. Если вы пользуетесь одним из следующих сервисов: livejournal.com, moikrug.ru, ya.ru и др., то OpenID у вас уже есть. Достаточно ввести свой логин в соответствующее поле (к примеру, username.livejournal.com).

Читайте также