Медиа

28 марта 2013 в 11:33

"Особое мнение" с Дмитрием Муратовым

"Особое мнение" с Дмитрием Муратовым news.bcm.ru

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова. И главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов сегодня с нами в этой студии со своим особым мнением. Добрый вечер.

Д.МУРАТОВ: Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА: И скажи мне сразу, что это ты с посудой со своей тут пришел? У нас чашки с водой предоставляются бесплатно гостям.

Д.МУРАТОВ: Я тогда с этого и начну. Хотел говорить, все-таки... 20 лет «Новой газете» исполняется 1 апреля.

О.БЫЧКОВА: Ну, про это ты скажешь еще.

Д.МУРАТОВ: Но знаете, но когда наших коллег на наших глазах начинают фактически убивать, что происходит с Оксаной Пановой в Екатеринбурге, бывшим руководителем агентства Ура.ру, ныне руководителем агентства Знак... Вы знаете, не так давно следователи ей посоветовали позаботиться опекой над своим ребенком, поскольку меньше десяточки ей могут и не влепить. Она перенесла 2 операции на сердце. Она – смелый, умный, жесткий прекрасный профессионал.

Когда я разговаривал о ее судьбе с одним из высокопоставленных сотрудников администрации президента, он, смеясь, заметил, что губернатор на нее жалуется. Вот я так и представил себе этих уральских губернаторов, которые на молодую красивую женщину жалуются и не знают с ней справы. Это черное пятно на репутации нашего профессионального сообщества будет, если с Пановой что-то случится. Судить ее будут по самым надуманным обвинениям. Одно из них – правда, его сейчас там пытаются убрать из дела – о том, что, якобы, 6 лет назад ночью она у какого-то мужчины вымогала миллион рублей. С тех пор мужчина 6 лет не заявлял об этом в полицию, поскольку боялся за свою жизнь.

И, вот, все эти обвинения такого же порядка. Информационный договор, заключенный с фирмой-прокладкой областного правительства ставится в упрек. Ей присылает коммунист-перебежчик какие-то 100 тысяч рублей, которые они отправляют ему обратно. Это интерпретируется как, типа, шантаж каких-то коммунистов на выборах. Кстати говоря, мне кажется, что надо Зюганову отреагировать, почему это в деле есть факты о том, что Компартия предлагала подкупить СМИ. Я желаю Алене выдержки, я желаю Алене нашей поддержки. Мы ее точно будем оказывать.

О.БЫЧКОВА: А посуда-то про что?

Д.МУРАТОВ: А вот посуда – я хочу всем показать. Вот, вы все смотрите, вот я стучу по ней. Вот приблизительно такой звук...

О.БЫЧКОВА: Алюминиевая миска, говорю я нашим радиослушателям, которые не видят этой картины.

Д.МУРАТОВ: Да. А на ней написано «Знак.ком». Это новое агентство Оксаны.

О.БЫЧКОВА: Знак.ком?

Д.МУРАТОВ: Знак.ком, да. А здесь выбито – вы видите, Оль, написано «Нас не сломать». А вот этот звук, вот, от тех людей, которые используют свои властные полномочия, безосновательно ссылаясь на Кремль для того, чтобы расправиться с профессиональным, умным и точным человеком. Вот, запомните этот звук, друзья, вот так звучит звук властной элиты Екатеринбурга.

Сейчас туда приедет комиссия.

О.БЫЧКОВА: Чья комиссия?

Д.МУРАТОВ: Я уверен, сейчас туда приедет президентская комиссия разбираться с этой ситуацией Совета президента по правам человека и развитию институтов гражданского общества. Я уверен, что они разберутся с этим делом. Я уверен, что, конечно, губернатор, у которого в этой борьбе есть привкус чего-то личного, у сотрудников МВД, которые, к сожалению, вынуждены, видимо, исполнять желания местных... Чуть не сказал «походя». Ну, это же нормальное слово? ...местных властей. Я считаю, что у них должно хватить ума, чтобы дело отправить на доследование и закрыть.

О.БЫЧКОВА: А сюжет-то там в чем состоит кроме того, что агентства этого уже не существует? Или все равно существует Оксана Панова, которая продолжает высказывать свое мнение.

Д.МУРАТОВ: Оксана Панова – один из самых сильных профессионалов не только на Урале, но и в целом в России. Ее агентство занимало абсолютно независимую позицию по очень многим вопросам. Ее хотели подкупить, насильно выкупали ее бизнес. Она как могла сопротивлялась, это сопротивление решили сломить всей махиной. То есть танками Уралвагонзавода проехать по ее светлой голове. Я считаю, что мы этого точно не должны допустить.

О.БЫЧКОВА: Это же не единственный случай такого рода?

Д.МУРАТОВ: Ну, если вспоминать Дзядко со звеньями одной гребаной цепи...

О.БЫЧКОВА: Ну, скажем аккуратно, одной хорошо известной цепи.

Д.МУРАТОВ: Нет, а чего? Тут это слово аккуратное совсем. Оно не подпадает ни под одно законодательство.

О.БЫЧКОВА: Нет, не подпадает.

Д.МУРАТОВ: Нет, конечно, наша Дума, Оль, я понимаю, не может принять закон о слове «гребаное» в трех чтениях.

О.БЫЧКОВА: Почему не может?

Д.МУРАТОВ: Может-может. Она сейчас по любому поводу. Чихнул – закон.

О.БЫЧКОВА: Кашлянул – тоже закон.

Д.МУРАТОВ: Всё! О кашле Бычковой в эфире. О чем она кашляла? Кашель в третьем чтении Бычковой.

О.БЫЧКОВА: Да. Ну, мы начали говорить о том, что это не единственная история, на самом деле, а вот эта самая цепь.

Д.МУРАТОВ: Не единственная история. Я могу сказать, что огромное количество кадровых перемен. Вот смотрите, закрыли «Совершенно секретно». К сожалению, журналистское сообщество не сильно по этому поводу возмутилось. А, ведь, это был отличный канал. Это был канал, в который были включены традиции Артема, в котором были замечательные Этери Левиева, Екатерина Шергова, Велихов.

О.БЫЧКОВА: Ты не поверишь, меня в парикмахерской спрашивала парикмахерша, сказала «А вы не знаете, телеканал «Совершенно секретно» будет работать? А то вот я его смотрела, а теперь не смотрю».

Д.МУРАТОВ: Ну вот, посмотрите. И под надуманными абсолютно предлогами, что там он в чем-то не рентабелен для Ростелекома. Канал «Совершенно секретно» выкидывают из эфира. Я теперь смотрю, конечно, только КХЛ ТВ как яростный хоккейный болельщик. А там у меня был еще «Совершенно секретно», ну и «Дождь», естественно.

Так вот. Их выкидывают из эфира, а человек, который это сделал, господин Провоторов покидает теперь компанию Ростелеком, получив 80 миллионов рублей премию по итогам года и 200 миллионов рублей свой...

О.БЫЧКОВА: Золотой парашют.

Д.МУРАТОВ: Ну, мы называем «Золотой парашют», а это, типа, уйди без скандала называется вот эта штука. «Уйди без скандала раньше срока, мы прекратили твой...» Он уходит с 80-тью миллионами, из которых там 10% суммы хватило бы для того, чтобы отличный канал, который смотрело много людей, который был репутационным, выверенным, хорошим... А его выкидывают. Мы промолчали – плохо.

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, которая сегодня наехала на сеть Вконтакте и ее основателя, и сказала, что писал Павел Дуров письмо господину Суркову про то, как он старательно отслеживает оппозиционеров и, в общем, контролирует ситуацию. А Дуров сказал, что ничего этого не было и что вранье.

Д.МУРАТОВ: А я сказал, что это было.

О.БЫЧКОВА: И чего теперь?

Д.МУРАТОВ: А вот я сказал, что это было. Вот и всё.

О.БЫЧКОВА: Ага. Всё было?

Д.МУРАТОВ: Было.

О.БЫЧКОВА: А Дуров в суд пойдет, там, клевета.

Д.МУРАТОВ: И я в суд пойду.

О.БЫЧКОВА: «Это наглая ложь и не совсем так», - скажет он.

Д.МУРАТОВ: Ну, потом извинится.

О.БЫЧКОВА: Понятно.

Д.МУРАТОВ: Он узнает свой почерк и извинится.

О.БЫЧКОВА: А что делать потребителям и пользователям?

Д.МУРАТОВ: Вот, вы будете смеяться, но я понимаю Дурова. Когда он пишет письмо руководству администрации президента, говоря о том, что «не закрывайте у нас в сети Вконтакте оппозиционные группы, потому что иначе все они уйдут в Facebook и вы не сможете их контролировать».

О.БЫЧКОВА: А там Цукерберга-то на хромой козе не объедешь, да.

Д.МУРАТОВ: А Цукербергу очень сложно позвонить по вертушке.

О.БЫЧКОВА: (смеется)

Д.МУРАТОВ: Может быть, у него даже ее нет.

О.БЫЧКОВА: Да ладно.

Д.МУРАТОВ: Это, конечно, сложно себе представить. Оль, ну, я сам уже усомнился в том, что сказал. Вот. Но, ведь, посмотрите, что приходится делать Дурову? Он пишет «Слушайте, мы вам предоставляем IP-адреса, персональные данные всяких оппозиционеров. Мы вам докладываем про оппозиционные группы. Мы с помощью господ Минаева (писателя известного, «The Тёлки», да?) организуем стравливание оппозиционеров друг с другом. Например, Чирикова за Площадь революции, Немцов – за Болотную, и потом они делают пересекающийся трафик, и начинают эти сообщества мочить друг друга.

И вот а надо это Дурову? Вот, конечно, ему это не надо. Но он понимает. Это возвращаясь к тому, с чего мы начали программу, Оль. Он понимает, что не прояви он лояльность... Не применен в отношении власти лизинг, в который то ли его сдают, то ли он. То бизнесу конец. То тогда бизнесу конец.

У нас профессионализм очень редко конвертируется. Профессионализм, талантливость, влияние в стране на аудиторию, любовь сотен тысяч людей очень редко, чрезвычайно редко конвертируется в деньги для того, чтобы свободное СМИ могло выжить. А, вот, лоялизм, лояльность конвертируется. Это важнейший конфликт сегодняшней эпохи в отношениях между медиа и властью. Поэтому я, на самом деле... Вы видели, мы даже сочувственно про все это сегодня написали. Мы видим, какую бурю вызвала эта статья.

О.БЫЧКОВА: Ну, потому что пользователи, ведь, сидят же ж со своими аккаунтами и личными данными, и переписываются.

Д.МУРАТОВ: Да, со своими личными данными. Ну а что? И что? И Майкрософту привет. Они тоже защищают свой бизнес, отдав пароли Skype’а. Они отдали пароли от Skype’а. Причем, они отдали. Привет Майкрософту. Спасибо тебе, Майкрософт.

Я вот не пользуюсь Skype’ом. Известно, что у меня на столе стоит деревянный компьютер.

О.БЫЧКОВА: (смеется)

Д.МУРАТОВ: Не, настоящий деревянный, в столярной мастерской, российский, настоящий.

О.БЫЧКОВА: Но уже не берестяной, знаешь.

Д.МУРАТОВ: Не берестяной.

О.БЫЧКОВА: Уже следующая стадия.

Д.МУРАТОВ: Мне мой друг Сергей Казарновский его подарил. Он у меня стоит на столе, на нем написано... У меня тоже есть ноутбук, у меня тоже есть Skype. Взломать меня невозможно. Причем, этот компьютер не тонет.

О.БЫЧКОВА: Только если топором. (смеется)

Д.МУРАТОВ: Так. Второе предупреждение в эфире. (смеется) И вот приходится Майкрософту, чтобы вести бизнес, отдавать спецслужбам пароли от Skype, сервиса, который он приобрел. Приходится бедному Дурову. Понимаете, ты можешь глумиться, ты можешь куражиться, ты можешь как Пьер Безухов в первом томе романа «Война и мир» до беспамятства открывать окна и кидать туда купюры в Ленинграде на День города, что позволил себе Дуров со своим партнером.

О.БЫЧКОВА: И устроить там смертоубийство.

Д.МУРАТОВ: Вот это ты можешь, в этом смысле ты свободен. В смысле производства там трафика личного дерьма вопросов нет. Веди себя как хочешь. Но вот здесь будь добр. Будь добр, погладь галифе, надень фуражку, бейджик и отрапортуй «Да, мы делаем вот это, вот это и вот это». Этот отчет – он, конечно, вызывает уважение, потому что вот мы эти группы не закрываем, но мы их контролируем, вот наши данные, мы сделаем еще вот это, вот это и вот это. Не давайте Facebook’у контроль над социальными сетями, потому что мы никогда не приведем к социальным потрясениям, а, вот, Facebook может.

О.БЫЧКОВА: Ну, потому что мы – хорошие, а Facebook – плохой, понятно, да.

Д.МУРАТОВ: И вот эта унизительная, не похожая на манеру общаться с народом, кидая пятитысячные купюры из окна... Понимаете? Вот, он с теми, кто внизу ходит там, вот он туда купюры кидает, а вот туда влажный до готовности шепот «Ребята, мы – свои. Сохраните наш бизнес». И мне очень жалко Дурова вот с тем, что ему приходится вот так вот это делать.

О.БЫЧКОВА: Тем более, что мы знаем другие примеры в российском интернете. Специально не буду называть сейчас конкретно и показывать пальцем на то, что и так всем известно, когда есть, в общем, другие люди, которые пытаются там сложными способами, обходными путями, правдами и неправдами, но, все-таки, как-то держаться.

Д.МУРАТОВ: Да, да, да.

О.БЫЧКОВА: И даже не очень скрывают своих взглядов. Мы всех их знаем.

Близкая тема. «Когда закроют «МК»?» - спрашивают слушатели и зрители.

Д.МУРАТОВ: А, да. Вот, тема, на самом деле. Вот эта тема и «Совершенно секретно», и Оксаны Пановой, и тема «МК», и тема смены информационного руководства «Коммерсанта» и его сайта, уход Ильи Булавинова, это, конечно, очень серьезная штука. «МК» закрыть нельзя, и это всем абсолютно очевидно. Потому что, закрыв «МК», ты плюешь в карму приблизительно там нескольким миллионам человек. Одни в «МК» читают Минкина, Калинину, Зубова, Ростовского, Поэгли... Извините, дорогие друзья, кого не перечислил. Другие там читают...

Да, там, конечно, читают отличных специальных корреспондентов «МК», которые работают в горячих точках, занимаются авиацией. Екатерину Сажневу, Катю Дееву. Ну, то есть мы многих же из них просто очень хорошо знаем. Я не со всеми лично знаком, я просто потребитель того, что делает «Московский комсомолец».

О.БЫЧКОВА: Ну там на первой полосе Лёша Меринов со своими гениальными картинками. Великий художник-передвижник, конечно.

Д.МУРАТОВ: А, да, Меринов, в перерыве между футбольными матчами вытворяющий чудеса в «Московском комсомольце». Лебедев Лёша, который пишет про хоккей.

Но есть люди, которые читают «МК» лайт, «МК» облегченный, «МК» светский. Какие-то люди, которые далеки от политики, они, безусловно, упираются в Райкину. И все происходит вот это...

О.БЫЧКОВА: Про театр в смысле.

Д.МУРАТОВ: Да-да-да, про театр. Это газета, которая обслуживает самые разные... Допустим, мы отстроены только для высокообразованной, умной и продвинутой демократической аудитории.

О.БЫЧКОВА: Ты правильно на меня сейчас смотришь.

Д.МУРАТОВ: На тебя я смотрю.

О.БЫЧКОВА: Это я, да, точно.

Д.МУРАТОВ: На тебя смотрю. Третье предупреждение в эфире. А «МК» - вот, он окучивает всё. Он играет в желтизну, а тут же очень серьезный материал. «МК» закрыть нельзя, потому что нельзя закрыть народ, потому что Бертольт Брехт когда-то написал смешную шутку «Нашему правительству не нравится народ, наше правительство решило распустить народ и созвать новый народ».

О.БЫЧКОВА: А другого народа у них...

Д.МУРАТОВ: А другого народа кроме как того, который читает «МК», нету. И вот эти вот угрозы всех этих фейковых людей, там, кого-то загнать в комитет по этике, кувалдой, как там Алексей Митрофанов говорил, нас куда-то забить, отобрать у Гусева здание. Чего там еще?

О.БЫЧКОВА: Еще там вот эти мулатки для досуга.

Д.МУРАТОВ: Слушайте, ну, я честно уже сказал...

О.БЫЧКОВА: И что именно рекламируют в объявлениях «МК».

Д.МУРАТОВ: Слушайте, вот, правда, я не пользуюсь объявлениями в «МК», мне пока хватает свободного рынка. Но я бы хотел заметить, что услуги тех девушек, которые вполне вероятно... Я не читал, а это депутаты хорошо знают. Видимо, все-таки, они пользуются.

О.БЫЧКОВА: Они больше в теме, чем вы.

Д.МУРАТОВ: Да, они в теме. Они в большей степени. Они этот как-то рынок сам разогрели, я хочу сказать.

О.БЫЧКОВА: Не надо спорить со специалистами никогда.

Д.МУРАТОВ: Спасибо. Спасибо. Последнее предупреждение. Ну так вот. Значит, я считаю, что девушки, оказывающие какие-то услуги, их услуги не менее ценны для общества и это не хуже услуги, чем те, которые оказывает ряд депутатов Государственной Думы, постоянно перебегая из партии в партию, меняя свою точку зрения, голосуя в июне за закон за усыновление, а ровно через полгода против усыновления с одинаковой яростью и пеной на губах. Вот так.

О.БЫЧКОВА: Тебе же объяснили в телевизоре.

Д.МУРАТОВ: Мне?

О.БЫЧКОВА: Да. Тебе же объяснили. Ситуация изменилась, Дмитрий, понимаете? Ситуация изменилась. Вот, изменилась ситуация, изменился закон, изменились депутаты.

Д.МУРАТОВ: Ну вот. А мы-то остались прежними, понимаете? И вот их репутация... Они считают, что у них точка зрения изменилась, а мы видим, что их репутацию уже не изменить. Всё! И я прямо скажу. И это, конечно, не «МК» закроют, эту Думу, конечно, закроют. Мы им честно предлагали перед Новым годом и после Нового года «Ребят, ну, распускайтесь. У вас нет легитимности».

О.БЫЧКОВА: Ну, это смешно, извини меня. Детский сад.

Д.МУРАТОВ: Да. Согласен.

О.БЫЧКОВА: Ну, кто распустится и кто закроется?

Д.МУРАТОВ: Ну вот начали распускаться поодиночке.

О.БЫЧКОВА: Ну так «поодиночке». Их там сколько человек-то в Государственной Думе?

Д.МУРАТОВ: Понимаю, на 300-м будет скучно. Но придется потерпеть.

О.БЫЧКОВА: А что это такое? – у тебя опять спрашивают.

Д.МУРАТОВ: А, да! Оль, спасибо. Я всегда готовлюсь к вашему эфиру.

О.БЫЧКОВА: Не, ну я так уже играю в поддавки.

Д.МУРАТОВ: Спасибо.

О.БЫЧКОВА: Вот, что за картинка такая разноцветная лежит у Дмитрия Муратова с каким-то молодым человеком?

Д.МУРАТОВ: Смотрите, разместили ролик в эфире по поводу... Слушайте, я успею сказать, что, все-таки, «Новой газете» - 20 лет? Но я про «МК», все-таки, продолжу.

О.БЫЧКОВА: После перерыва скажешь.

Д.МУРАТОВ: Спасибо.

О.БЫЧКОВА: Я тебя спрошу «Сколько лет исполняется в ближайшее время?»

Д.МУРАТОВ: И это ты называешь поддавки? Такие сложные вопросы задавать.

О.БЫЧКОВА: Я готовилась.

Д.МУРАТОВ: Спасибо за этот вопрос.

О.БЫЧКОВА: Ну, рассказывай.

Д.МУРАТОВ: Так вот. Ролик, размещенный в отношении «Московского комсомольца», где некий человек сотрудникам «Московского комсомольца»...

О.БЫЧКОВА: Предлагает денег, сует.

Д.МУРАТОВ: Предлагает деньги.

О.БЫЧКОВА: Да. Сует деньги.

Д.МУРАТОВ: Значит, мы этого человека знаем. В конце марта 2009 года по рекомендации мне лично звонил один очень уважаемый человек, говорит «Встреться с этим парнем – у него есть очень интересное инвестиционное предложение в отношении газеты». Ну, я встретился. Этот человек приехал с неспокойными глазами на черном микроавтобусе Мерседес без номеров. Отличный инвестор. Мы, конечно же, следим за такими историями. Он предложил Станиславу Рассадину там, Андрею Липскому, Кириллу Рогову, Юлии Латыниной, Жене Бунимовичу, Диме Быкову, Роме Швеному (он сейчас в «Ведомостях»), Паше Коныгину, Павлу Фельгенгауэру.

О.БЫЧКОВА: Всех знаем.

Д.МУРАТОВ: Привет Тане. Он предложил написать ряд тем для того, чтобы, как бы, подкорректировать редакционную политику.

О.БЫЧКОВА: В смысле чтобы они написали?

Д.МУРАТОВ: Чтобы они написали некоторые темы по его сценарию. А при этом он говорил, что его бюджет там 3-4 миллиона. Ну, в общем, конечно же, мы сказали «Да, нам это очень интересно», встретились с ним в кафе. Правда, за соседним столиком уже сидели оперативные сотрудники Отдела по борьбе с экономическими преступлениями, которых мы пригласили, и нашими силами все кафе было оборудовано камерами.

О.БЫЧКОВА: Это когда было?

Д.МУРАТОВ: Март 2009 года.

О.БЫЧКОВА: Так?

Д.МУРАТОВ: Вот фотография этого человека. Это он выходит из редакции. Мы уже, конечно, его снимаем.

О.БЫЧКОВА: А, это он, этот человек, ты уверен?

Д.МУРАТОВ: Вот он. Ну, это наш сотрудник (вот я закрою лицо нашего сотрудника), а вот в серединке идет вот этот вот человек. Вот он. И это человек, который представился пиар-деятелем по фамилии Крестовский. А, на самом деле, его фамилия Копылов. Ну и на самом деле он – один из очень активных деятелей движения Наши. В кармане у него было удостоверение сотрудника какой-то там специальной службы.

О.БЫЧКОВА: И что было дальше...

Д.МУРАТОВ: А что было дальше...

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, который до перерыва начал рассказывать эту историю, связанную с роликом, где журналистке «МК» предлагают деньги за некую публикацию в некоей машине. Вот это ходит, этот ролик в интернете. А Муратов утверждает, что до этого в 2009 году именно тот же самый человек был замечен в другой истории, к которой «Новая газета» имела отношение.

Д.МУРАТОВ: С попыткой подкупа «Новой газеты». И был задержан, арестован при попытке передачи нам денег по нашей же просьбе, по нашему заявлению сотрудниками ОБЭПа.

О.БЫЧКОВА: И дальше что было?

Д.МУРАТОВ: Мы дали все показания, сказали, что этот человек препятствует профессиональной деятельности, совершает попытку подкупа, 204-я статья Уголовного кодекса. На него было возбуждено уголовное дело. Мы много раз пытались добиться, слушайте, как оно происходит? Ну, когда же суд? Что происходит с обвиняемым, человеком, который ездит на машине без номеров, имеет удостоверение сотрудника какой-то спецслужбы, там, активист движения Наши? Это профессиональный провокатор.

О.БЫЧКОВА: Активист томится в застенках, может быть, все это время?

Д.МУРАТОВ: А, нет. Мы вдруг получаем, когда запрашиваем это, такую бумагу: «Постановлением следователя следственного отдела по Хорошевскому району уголовное дело прекращено в связи с деятельным раскаянием обвиняемого Копылова Д.В. Подпись – руководитель отдела процессуального контроля в сфере противодействия коррупции следственного управления по Москве Муравьев». Спасибо, товарищ Муравьев. Деятельное раскаяние предполагает а) признание, б) извинение. Ну, как минимум. Мы не знаем, какое было признание сделано господином этим самым Копыловым.

Более того, господин Копылов, когда нашему подставному сотруднику передавал деньги под нашим же контролем и под камерами, тысячу рублей не доложил. Да. Тысячу рублей не доложил. Мы это ему запомнили. И тысячу-то он, видимо, тоже не доложил, не вернул. Где же деятельное раскаяние? Почему прекратили в отношении него уголовное дело?

А потом этот же человек взялся компрометировать газету «Московский комсомолец».

О.БЫЧКОВА: Это было уже после, да?

Д.МУРАТОВ: Да. Мы абсолютно железно требуем. В связи с вновь открывшимися обстоятельствами необходимо возбудить уголовное дело вновь в отношении господина Копылова, допросить его. Можно без бильярдного кия.

О.БЫЧКОВА: Не надо.

Д.МУРАТОВ: Не будем. А зачем?

О.БЫЧКОВА: Зачем?

Д.МУРАТОВ: Действительно. Это уже было. Допросить его с тем, чтобы он сказал, а кто его послал, а кто ему дал это удостоверение, а кто ему дал черный микроавтобус Мерседес, а в случае с «МК» неплохую БМВ? А кто за ним приезжал на Ягуаре к следственному отделу, откуда его выпускали? Нам же очень интересно знать, откуда же ноги растут? Кто сочиняет все эти сценарии? У меня есть это предположение, но я выскажу его не сегодня.

О.БЫЧКОВА: Хорошо.

Д.МУРАТОВ: Уголовное дело. Требуем возобновления уголовного дела в отношении провокатора.

О.БЫЧКОВА: А кто его должен, кстати, это дело возобновить или открыть, или вообще как-то этим заниматься? Это кто, прокуратура?

Д.МУРАТОВ: Слушайте, ну вот можно несколько следственных бригад, которые сейчас по всей стране шерстят некоммерческие организации, отозвать и в отношении провокатора...

О.БЫЧКОВА: Ну, одной может хватить.

Д.МУРАТОВ: Одной. Хватит одной бригады, да. Отозвать Следственному комитету и МВД.

О.БЫЧКОВА: А кто тогда будет шерстить некоммерческие организации?

Д.МУРАТОВ: Все оставшиеся бригады.

О.БЫЧКОВА: А вдруг чего-нибудь пропустят, врагов каких-нибудь упустят из-за того, что не хватает квалифицированных кадров?

Д.МУРАТОВ: Не знаю, чем помочь.

О.БЫЧКОВА: Спрашивают: «Чеченских полицейских отпустили, - спрашивает Мезенцев, - благодаря вмешательству Кадырова. Что это за история?» Вот еще одна история, когда «Новая газета» сказала там «Черное», а фигуранты сказали «Нет, белое».

Д.МУРАТОВ: Ну, видите, я никогда не обижаюсь на пресс-секретарей. Иногда им от вранья приходится жевать собственные гланды. Это тяжелая, даже драматичная работа. На самом деле, конечно, людей, которые были замешаны, которые были с огромными суммами, рядом с ними фотографировались, непонятна этимология, откуда такие, собственно, деньги у сержантов милиции. Опровергается то, что они охраняли главу Чечни Кадырова. Я, кстати, говорю «А чего опровергать?» Ну, Кадыров, безусловно, находится в ситуации жесткого противостояния с оставшимися какими-то боевиками. Конечно, его надо охранять. А чего этого стесняться? А почему-то говорят, что нет. Хотя, вот, достаточно открыть, например, достаточно открыть уголовное дело, о котором писал наш корреспондент Канев, чтобы там увидеть: в деле подшиты командировочные удостоверения, в которых написано «Командирован в Москву для охраны Рамзана Ахматовича Кадырова и членов его семьи». Я никак не пойму, что в этом плохого, что они опровергают всё? Пускай занимаются, пускай выясняют, потому что не выяснить сейчас этого невозможно. Я думаю, что и Кадыров, и часть его окружения заинтересована в цивилизованном образе Чечни в глазах той же самой Москвы, москвичей.

Меня обидел, правда... Я не обижаюсь на них, но меня обидел Альви Каримов – это пресс-секретарь. Вообще нормальный человек, умный. Я читал много его комментариев. Вдруг он дает отповедь, по-моему, у вас, Оля, на сайте о том, что в этой статье содержатся явные признаки желания вызвать в обществе негативное отношение к республике и к ее народу.

Ну вот я хочу сказать. Альви, вы должны помнить, мы еще в то время, когда Рамзан Ахматович Кадыров был героем Ичкерии, а не России, и шла первая война, Аня Политковская и эта редакция, и я вам скажу, и я в этом участвовал, мы как могли помогали тому гражданскому населению Чечни, которое жутко страдало от войны. Мне очень жаль, что вы об этом забыли, а я бы никогда об это мне напомнил – это не бог весть как благородно. Но мы вывозили оттуда детский дом Хадижат Гатаевой. У нас в редакции очередь стояла из чеченских мам, которые разыскивали своих детей. И Политковская моталась из конца в конец республики, допытываясь правды об этих зинданах, и освободила оттуда огромное количество людей.

О.БЫЧКОВА: И ее еще обвиняли в том, что она слишком хорошо...

Д.МУРАТОВ: Хорошо относится к чеченцам, да. А теперь, вот, они сомкнулись удивительным образом. Что делают деньги, да? Вдруг они сомкнулись удивительным образом. Тогда обвиняли, что мы слишком хорошо относимся к чеченцам. Когда мы требовали, чтобы не бомбили грозный и хотели поставить живой щит из главных редакторов в центре города, и мы сами не вылезали из города, а теперь нам говорят, что мы плохо относимся к чеченскому народу.

Дорогой Альви, это абсолютно не так. Мы прекрасно понимаем, какой это гордый, образованный и умный народ. Вот и все. А когда какие-то люди занимаются неблаговидными делами, ну так что же, они у всех есть. Не приписывайте нам попытку разбудить национальную рознь. Мы категорически всегда были противниками розыгрыша любой национальной карты. Я полагаю, Альви, что нам нужно об этом куда более подробно и спокойно поговорить.

А то, что касается этого дела, прямо вам скажу, его заткнуть теперь уже нельзя никакими заявлениями. Только за сутки его прочитало только на сайте, не считая печатной версии газеты, свыше 600 тысяч человек. Это абсолютно такой...

О.БЫЧКОВА: Это очень много.

Д.МУРАТОВ: Это абсолютный рекорд Рунета за годы его существования в отношении какой-либо там публикации. И мы, конечно, рассчитываем, что здраво, без всякого национализма все это дело будет расследовано.

Потом Владимиру Ивановичу Маркину я уже сказал о том, что он говорит... Ну, человек, которого насиловали кием, он машину угонял. Это интересная логика. То есть тех, кто угоняет машины, можно насиловать кием. Нет, нельзя – с ними нужно поступать в соответствии с Уголовно-Процессуальным кодексом и приговором суда. Там про кий ничего не сказано. Вот, собственно, про эту ситуацию. Сергей Канев продолжает ею заниматься, в том числе встречаться и с той стороной, про которую он пишет.

О.БЫЧКОВА: Ну, хочу, конечно, успеть поздравить «Новую газету» с наступающим 20-летием. Все время как-то кажется, что она новая-новая (эта газета). Вот, она все новая такая и, вроде, еще помнишь, как ее и не было когда-то даже. А оказывается, что уже 20 лет. Как один день практически.

Д.МУРАТОВ: Да. Никто не верил, но эта газета, это люди, которые в ней работают, они очень любят своих читателей. И мы, правда, их очень уважаем – это наше главное достижение (наша прекрасная аудитория). Я благодарен Вячеславу Измайлову, который спас 170 с лишним пленных из Чечни. Мы продолжаем расследовать дело Щекочихина и там идет экспертиза. Мы готовимся к суду и будем предъявлять там много интересного по Ане Политковской. Мы надеемся найти...

О.БЫЧКОВА: «Интересного» - совсем нового, чего мы не знаем?

Д.МУРАТОВ: Нового, да.

О.БЫЧКОВА: Вот, просто принципиально нового?

Д.МУРАТОВ: Принципиально нового. Мы ходим заказчиков...

О.БЫЧКОВА: А когда это будет, кстати?

Д.МУРАТОВ: Суд. Когда будет суд, тогда мы будем в этом суде. Мы хотим определить заказчиков убийства Игоря Домникова. У нас много вопросов к руководству Липецкой области, к бывшему вице-губернатору Даровскому и нынешнему губернатору Королёву. Очень много серьезных вопросов. Сейчас мы отправили запросы в Следственный комитет.

В общем, мы хотим жить и работать на родине, и нам нравится это делать. После 20 лет жизни умирать уже поздно и нецелесообразно.

О.БЫЧКОВА: Ну, еще несколько раз по 20 желаю вам.

Д.МУРАТОВ: Спасибо большое.

О.БЫЧКОВА: И Дмитрию Муратову, и его коллегам. Главный редактор «Новой газеты» был сегодня у нас в программе «Особое мнение». Спасибо тебе большое.

Д.МУРАТОВ: Спасибо вам.

Теги: Новая Газета, СМИ

Комментарии0

Ваш комментарий

Для того чтобы оставлять комментарии на сайте, необходимо авторизоваться

OpenID это безопасный, быстрый и простой способ оставить комментарий. Если вы пользуетесь одним из следующих сервисов: livejournal.com, moikrug.ru, ya.ru и др., то OpenID у вас уже есть. Достаточно ввести свой логин в соответствующее поле (к примеру, username.livejournal.com).